Последние комментарии

  • Guest 17.03.2015 15:06
    Врачи Джанкойской станции скорой помощи обнаглели,если не сказать хуже.Мало того,что они не хотят ...

    Подробнее...

     
  • Guest 29.10.2014 16:26
    4 миллиона этого конечно мало а у нас в нижегородской области за то что врачи зарезали на родах и ...

    Подробнее...

     
  • Guest 20.10.2014 11:02
    Бедные наши соотечественник и! Никто не хочет лечить, спихивают больных друг другу и в частные клиники ...

    Подробнее...

Голосование

Сталкивались ли вы с безразличием и равнодушнием медперсонала?
 

История Марины Демидовой: почему больные остаются наедине с болезнью?

 

Добрый день. Речь идет о хирургическом отделении  Центральной городской больницы города Алапаевска Свердловской области.Вся эта история произошла с 12.07.2011г. (с момента обращения в больницу) и закончилась (но только не для меня) 28.11.2011г. когда не стало Мамы. С просьбой разобраться и помочь мне найти правду в истории болезни моей Мамы я обращалась к главному врачу Алапаевской ЦГБ Губину П.Ю. Два раза писала в Министерство Здравоохранения Свердловской области Белявскому Аркадию Романовичу и главному хирургу Свердловской области Малинкину А.В. Но, видимо, у врачей так уж заведено, что виноватыми всегда остаются сами больные. Выносить" сор из избы "никому не хочется. Всё -  что мне они мне предложили, это подъехать на очную консультацию к главному хирургу Свердловской области. Туда я обязательно поеду, но только не с пустыми руками.

Всё это время я пытаюсь получить медицинскую документацію (снимок УЗИ с протоколом подробного описания, результаты лабораторных исследований, протокол операции, записи хирурга в карточке стационара) копии документов которые касаются истории болезни Мамы. С просьбой помочь два раза обращалась и в Алапаевскую городскую прокуратуру. Авторитет прокуратуры не так высок. Они тоже получили отписку с Министерства и посоветовали самостоятельно обратиться в суд.

Юридического образования у меня нет. Так же я далека от медицины. Никакой юрист в нашем городке не поможет мне. Не поддерживают меня и моя семья и родственники, так как ЦГБ - это единственное медицинское учреждение в городе куда волей не волей приходится обращаться. С просьбой помочь обратилась я и в ООО "Центр медицинского права" г. Омск. Они готовы мне помочь, но им необходимо проанализировать медицинскую документацию, правом на получение копий медицинских документов обладала моя Мама. Сейчас их можно получить в процессе судебного разбирательства. При помощи интернета (нас подключили в феврале 2013 года) исковое заявление мне помогут составить.

А насчёт медперсонала, которые пытались нам "помочь", да Бог им судья, я списываю им на маленькую зарплату. А вот к  заведующему хирургического отделения Михайлову Владимиру  Константиновичу (он и делал операцию) у меня очень много вопросов(я их уже задавала в письменном виде, обращаясь к главному врачу). Всё, что у меня есть это диктофонные записи. Жаль… надо было ещё и снимать. 
С уважением. Марина Демидова. 


История


Хочу рассказать о своём горе. О трусливом мяснике хирурге. Который натворив дел, боится посмотреть в глаза родственникам, не желая ничего объяснить.

Никогда никуда в своей жизни я не писала. Хочется выговориться. Не знаю, найдётся ли у Вас время прочитать мою писанину, как я её не сокращала, всё равно получилось много.
12 июля 2011г. Мама обратилась к участковому терапевту с сильными болями в верхней - правой части живота. Терапевт, осмотрев немедленно, выписал направление в стационар, так как опухоль прощупывается, пульпируется увеличенная болезненная печень, склеры глаз были желтые.
В приемном покое было проведено УЗИ (УЗИ якобы показало только наличие двух камней в желчном пузыре), взяты анализы крови, мочи. Три последующих дня Маме ставили капельницы, обезболивающие уколы. На третий день заведующий хирургическим отделением хирург Михайлов В.К. предложил операцию по удалению камней?! Ни о какой опухоли речи не было. И только анестезиолог Шнайдер В.Н., когда пришел с бумагами, которые подписывают перед операцией, к Маме сказал: «У вас все очень плохо. Вам хоть делай, хоть не делай. Анализы все очень плохие, но мы постараемся убрать опухоль». Сейчас анестезиолог это отрицает, видимо у него «амнезия», но это на его совести. Узнав об операции, отец встретился с Михайловым В.К. и спросил о её необходимости, на что хирург заверил, что ждать нечего, начнётся желтуха, а там…….молчание и всё?! На вопрос, кто будет делать операцию, и выдержит ли сердце? Хирург сказал, что операцию он будет делать сам, а на счёт сердца, чтобы мы не беспокоились в больнице хорошее оборудование.
Если УЗИ не может определить с точностью рак это или кровяная киста (гемангиома) или метастазы от другого рака, то почему нам не предложили ни один из других существующих способов это: КТ (компьютерная томография), МРТ (магнитно-резонансная томография), ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография), используемая для обнаружения метастаз, анализ крови на онкомаркеры . Если это невозможно сделать в нашем медицинском учреждении, почему не направить в область?


90% всех опухолей печени являются метастатическими. Наиболее частыми локализациями опухолей, метастазирующих в печень, являются: желудок, поджелудочная железа. До конца своих дней мы с отцом будем винить себя за то, что не настояли, не заставили два года назад Маму пройти УЗИ. Что бы это дало? Ещё раньше бы зарезали?
Откройте амбулаторную карту Мамы и посмотрите записи, для чего они ведутся? Всю жизнь у Мамы болел желудок, сказалось трудное послевоенное детство без отца, голодная учёба в Свердловском медицинском училище, когда надеяться надо было только на себя. Семнадцатилетней девчонкой разгружала вагоны — мешки муки по 50кг.
Всю жизнь она лечила себя травами. Летом заготавливала сушила, зимой заваривала и пила. Ездила и подлечиться в санатории, когда ещё работала, и было доступно по деньгам.
В случаях подозрения на злокачественный характер очаговых поражений печени, необходимость уточнения операбельности, вовлечённых в процесс соседних органов, требует выполнения лапаротомии из небольшого разреза длиной 7-10см. с ревизией печени и близлежащих органов (у Мамы шов 25см, при весе 50кг, хрупком телосложении). И это делать должен хирург-онколог!

Почему самой Маме, нам родственникам никто до операции не сказал, что хотят провести диагностическую лапаротомию (об этом мы узнали только после моего заявления главному врачу Губину П.Ю. в сентябре, смысл этого слова тоже узнали из интернета) В ответе на моё заявление они ссылаются на сложность в диагностике!!!, на согласие самой Мамы. Как они смогли уговорить её на операцию, обнадёжить?
Хирург обязан был подробно информировать пускай не больную, но родственников об операции и связанных с ней рисках и осложнениях. Родственники должны были принимать окончательное решение (Декларация о правах пациентов в России. Часть 2. Права пациентов). Горе-хирург взял ответственность на себя. Никогда бы сама Мама, если бы ей все объяснил, не согласилась бы на эту операцию, она всё спрашивала у нас: «А камни-то он хоть выбросил?»


Если человек убивает неумышленно другого человека, он отвечает по закону. Хирург просто «Добил мою и так неизлечимо больную Маму», которая в больницу пришла своими ногами, а после операции стало намного хуже, появился асцит!
Кто дал ему право распоряжаться чужой жизнью?!

А врачебная этика хирурга Михайлова В.К. ,когда отец встретился с ним после операции, вот дословно его слова: «Всё, как и предполагал, так и вышло. Я ничего не делал. Идите к онкологу, он выпишет уколы». На вопрос: «Зачем?? Зачем?? Нужна была эта операция??» - был циничный ответ: «Я просто хотел убедиться какая опухоль». Два раза пытался отец поговорить с хирургом, выяснить настоящее состояние Мамы, но………

Хирург Михайлов ссылается, что у него 50 больных, он необязан?! никому ничего объяснять. Что все хирурги отказались от Мамы, кроме него. Что хоть завтра забирайте Маму и везите её в Екатеринбург, в Москву……..И опять вместо правдивого ответа, обвинения в нашу сторону, что мы тероррезируем его, ищем крайнего (два раза приходил к нему отец ).
Что скрывается за этим молчанием? Может и не, было никаких камней в желчном пузыре? Почему у нас забрали амбулаторную карту Мамы ещё при её жизни? Почему не давали снимков УЗИ с протоколом подробного описания? Что это за УЗИ, которое ничего не показало или показало, а от нас просто скрыли (по словам хирурга из диктофонной записи было полное поражение печени, поджелудочной железы).

Сверху, печени была большая «шишка», она прощупывалась руками. Врач, делавший УЗИ накануне операции признала это сказав, что раз она сверху то легко уберётся, очередной раз обнадёжив нас. Почему хирург « ухватился» за диагноз участкового терапевта – это ЖКБ, Механическая желтуха!?, и при выписке после операции были удивлены у онколога, что мы пришли к ним на учёт?

Рак печени протекает стремительно. Официально медицина опускает руки. Но кто-то, же должен помогать таким больным? Почему мы остались наедине со своей болезнью? Почему ставят крест на таких больных своим отношением ещё в стационаре после операции, начиная с медсестёр?
У Мамы страшный зуд, жжение всего тела, она вся пожелтела, глаза выжигает желчь, потеря массы тела, извращение вкусовых ощущений, бессонница (не могла спать ни днём, ни ночью).
Тысяча вопросов и в ответ: «У Вас очень тяжёлый случай. Вам ничем не помочь».

Но речь и не стояла об излечении, мы просто хотели облегчить боль и страдания Мамы.

Почему затянули с назначением группы инвалидности? Если, как выражались врачи, у нас очень тяжелый случай. На вопрос когда же можно получить группу, и какие документы надо собрать, медсестра сказала, что у Вас все анализы есть, ничего не надо, ждите онколога.
С 22 июля Мама находится дома. Помощи от нашего медицинского учреждения нет. Онколог находится на учении до 28.07.

Ждём с нетерпением, с надеждой на какую-либо помощь. А пока нашли местного знахаря, который лечит травами. Мама сама до последнего пока могла, перелистывала журналы ЗОЖ, искала советы, рецепты помощи таким же больным. Всё это отец готовил. Каждое лекарство принимали по каплям, по часам, по дням. Всё записывал, контролировал отец.

Обратилась я за помощью и в интернет, где умоляла откликнуться и поделиться опытом тех, кто знает, как нам помочь. Огромное количество различных рецептов, но как в них разобраться? Написала я и в журнал ЗОЖ ( мы подписчики с 2003г). Через три недели раздался телефонный звонок Печеневского А. В.(так он представился ).

Он пообещал за 950 тыс. рублей выслать нам сборы трав. Не узнав даже о состоянии Мамы (может её уже и нет в живых), не дав хоть какой-нибудь совет. После сказанной суммы я поняла, что помощи ждали напрасно. Может для Москвы это и небольшие деньги, но для нас это нереально, непосильно, так я и сказала. На что был ответ: «Думайте, думайте.» А травы, какие были названы, всё это мы уже принимали. Мы никак не ожидали, что даже ЗОЖ делает деньги на чужом горе, это была последняя надежда, которую ждала Мама. Я прекрасно понимала моля о помощи, что бесплатно бывает только «сыр в мышеловке», просто сумма оказалась очень велика. Никогда ни о чём больше писать, и просить не буду, это было только ради Мамы.

Утром 4 августа, когда я пришла к родителям, отец встретил меня в слезах, так как
ночью Маме было очень плохо. Отец уехал в ЦГБ, но через два часа приехал в слезах, ничего не добившись. Он обращался за помощью к медсестре врача- онколога, к заведующей поликлиникой Гусевой, просил помочь, но онколог на учёбе помочь некому. И только когда на приём к Гусевой пришёл наш родственник и потребовал указать причину, по которой нам не оказывают помощь и не дают направление в Онкодиспансер Нижнего Тагила, направление было получено. Наконец-то были выписаны платные обезболивающие уколы «трамодол»!

Ездили мы за консультацией в онкодиспансер Нижнего Тагила, но так как нам не дали ни снимков УЗИ с протоколом подробного описания, в самом направлении ничего не написано, она не состоялось. Были удивлены, что у нас была операция.

Онколог, которым Мама была осмотрена на дому один раз 10.08.11г., выписал нам папаверина гидрохлорид, платифиллина гидротортрат. Ставили уколы сами (опыта никакого) в результате шишки, синяки, через несколько дней пришлось отказаться. Знакомый привез нам снотворное средство «реладорм», с ним Мама хоть ночью стала спать. Просили стационар на дому, чтобы ставить капельницы, но так и не дождались, одни обещания.
В середине сентября я всё-таки нашла людей, которые согласились делать капельницы на дому (пусть за деньги, но спасибо огромное) было уже поздно. Растущая опухоль сдавливает нижнюю полую вену, появляется отёчность нижних конечностей. Онколог ссылался на то, что нас должен лечить терапевт, он только может выписать обезболивающие. Что может знать терапевт об этой болезни? Никакой фурасимид, супрастин не поможет Маме. Лечат от механической желтухи, когда она обтурационная. Онколог советует ставить уколы в мышцы рук, какие мышцы, видел б! ы он Маму, что от неё осталось — кожа да кости. Помощи от терапевта мы дождались 29.09.11г (2,5 месяца ждали).
Только после моего заявления в ЦГБ Алапаевска главному врачу Губину П.Ю. от 25.08.11г ., 09.09.11г.

Маме назначили группу, ссылаясь на то, что с 08.08. по 02.09.11г. сотрудники МСЭК были в отпуске, и мы сами затянули с группой, и запись идёт уже на ноябрь. Неужели нельзя таким больных с 4 стадией рака, когда жить остаётся считанные дни назначать группу оперативно? Председатель МСЭК Калугин при обращении отца за назначением группы сказал: «Зачем Вам группа? Что вы хотите, она всё равно умрёт».

Наша печень является органом с большим резервом и запасом «прочности». Организм может продолжать нормально функционировать даже при потере 65-70% объёма печени. Поэтому, небольшие метастаза рака не будут оказывать негативное влияние на работу печени. Мама никогда не жаловалась на боли, была терпеливой, не любила больницы (есть за что).
Всю жизнь проработала зубным врачом (пенсия 4900), вела здоровый образ жизни, ежедневная зарядка, обливание водой, все соблюдала. Страшно подумать, что люди с таким заболеванием в нашей стране остаются наедине со своей смертельной болезнью.

 

Включаешь телевизор и понимаешь, что мы не одни с такой бедой. Когда сын убивает свою Маму больную раком, спасая тем самым её от мучений. Когда после страшных последних трёх дней и ночей Маминых мучений ты пишешь записку отцу, что больше нет сил, видеть это и слышать, хочется подойти к окну и сделать этот шаг, чтобы, прежде всего это закончилось, с тобой останавливают слова Мамы: «У меня тоже была мама, что поделаешь человек невечный».


Получив информацию с интернета об этой болезни и представив, что нас
ждёт, я хотела просто получить консультацию в Онкоцентре г. Екатеринбурга на Широкой речке (Соболева 29) , но мне было отказано, так как г. Алапаевск приписан к Нижнему Тагилу.
6 ночей и 5 дней Мама умирала в сознании и в муках. Не помогал ни трамодол, ни наркотики.
6 ночей и 5 дней умирает самый любимый и родной человек, и ты ничем не можешь помочь. В отчаянии звонишь в скорую помощь, спасибо женщине диспетчеру, которая посоветовала как ставить уколы в ногу и добавлять в наркотики димедрол. Кто должен был это нам подсказать?

12 лет назад от рака прямой кишки умирала моя бабушка (Мамина мама). Тогда этот же Калугин не дал даже группу. Обезболивающие мы покупали за деньги, кроме наркотиков. Но то, что происходило с Мамой – это три месяца ада - теперь я знаю смысл этого слова. Сколько боли знают те, кто прошёл через это всё.
Ключевыми условиями для успешной операции являются хорошие хирурги с большим опытом и хорошей командой вспомогательных специалистов: анестезиолог, реаниматолог. О каких же операциях может идти речь в хирургическом отделении нашей больницы, где полнейшая несогласованность хирурга и анестезиолога.


20 июля в палату, где лежала Мама (все 10 дней пока Мама находилась в стационаре, я была с ней) поступила девочка с подозрением на аппендицит. Анестезиолог Шнайдер В.Н. 10 минут разговаривал с мамой девочки, объясняя, что по медицинским показаниям у дочери все в норме, операцію пока делать не надо. На что женщина спросила: «Я не медик, что надо
сделать?» Анестезиолог сказал: «Надо дружить с Михайловым, чтобы он отложил операцию». Через несколько минут пришёл хирург Михайлов и в грубой форме стал спрашивать у мамы девочки, почему она не дала согласие на операцию. Этот «цирк» происходит на глазах больных, их родственников палаты № 415 (есть диктофонная запись). Представьте состояние мамы ребёнка, доведённая до слёз, она просто просила сделать так, чтобы это пошло на пользу дочери, а не на вред.

В ночь на 15 июля в палату поступила ещё одна девочка 7 лет с сильными болями. Когда же медсёстры попросили осмотреть дежурного хирурга, он сказал: «Сейчас ночь, а ночью я спать хочу, какая может быть операция». Утром девочка самая первая была прооперирована. Что это?! Полнейшее безразличие к больным, но это ведь дети.


У нас сложилось мнение, что всё, что произошло с Мамой (имея в виду операцию) это грубейшая ошибка хирурга, это объясняет его поведение, нежелание объяснять что- либо.
В 2011 году уже приезжало областное телевидение в ЦГБ г. Алапаевска. Туда обратилась женщина с жалобой на хирургов. Но, видимо, врачам этой больницы всё равно, что о них говорят и показывают на всю Свердловскую область.
Я хочу получить ответ от хирурга Михайлова, почему он не дообследовав Маму, настоял на операции? Что это, желание заработать, важнее получить деньги за каждую операцию, неважно как она закончилась. Вам было наплевать на жизнь моей Мамы, на мою жизнь. Мне было бы намного легче жить сейчас (думаю и Мама бы так не мучилась), но врач не должен допускать таких ошибок и нести полную ответственность, ведь мы доверяем Вам свою жизнь!
Это происходит от безнаказанности и приводит к медицинскому беспределу. Остановитесь хирург Михайлов!

Во вторник 6 декабря 40 дней как не стало Мамы. Самое дорогое, что было у меня больше нет.

Письмо с просьбой разобраться в истории болезни моей Мамы я отправила в Министерство Здравоохранения Свердловской области. Ответ из Министерства без слёз читать невозможно. Операцию признают обоснованной, ссылаясь на сложность в диагностике. Не могу в это поверить. Неужели делая УЗИ не видно было полное поражение печени, поджелудочной железы? Лабораторные исследования, УЗИ, все симптомы и признаки указывали на рак и биопсия была бы наиболее достоверным методом диагностики рака.

Да рискнул хирург без согласия родственников, обнадёжил больную, не получилось. Но даже в этом случае от Михайлова требовалось всего-то человеческого отношения. Не убегать от вопросов, которые ему задавали, не обвинять саму больную, а просто объяснить, что он как хирург сделал всё возможное и попытался помочь. Но делать разрез в 25см? Этому нет объяснения.

Мама накануне перед операцией гуляла с нами по улице у больницы. А после…..после её лицо постарело лет на 10, почернело, позеленело, и она уже практически не вставала.
Я ни в коем случае не хочу переложить всю вину на хирурга. Винить всю жизнь буду только себя, что не увидела раньше, как больна Мама, ведь как сказал хирург всё, началось ещё два года назад. Слишком терпеливой она была, никогда никаких жалоб, вида не показывала, что что-то болит.

Почему мы не имеем право, знать диагноз, ссылаясь на врачебную тайну? Зачем изначально надо было, что-то скрывать, не договаривать, чтобы у нас была надежда?-(лучше горькая правда, чем ложь). Зачем нужна была эта операция?? Ведь врачи дают «Клятву Гиппократа», принцип лечения которого это не вредить больному, щадить больного.
Обращалась я за помощью и в Алапаевскую прокуратуру. И в организации по защите прав пациента и в газеты.
Если бы я знала на тот момент об этой болезни то, что знаю сейчас…..

Ели господа врачи думают, что я успокоюсь ничего не добившись. Зря всё только начинается.


P.S. Администрация сайта выражает глубокое соболезнование Марине Демидовой и всем ее близким!Крепкого Вам здоровья и много сил!

Помогите сайту VRA4I.PROIZVOLY.NET!!!ДОБАВЬТЕ СТАТЬЮ!

Комментарии  

 
#1 Guest 29.07.2014 16:33
К сожалению, случаи подобного отношения к пациентам - не редкость. Во много согласен с автором, но должен обратить Ваше внимание на ряд обстоятельств. 1. Врач не может совершить чудо, это не в его компетенции. 2. Наркотические анальгетики - наиболее сильные, если нет эффекта от них, то эффекта не будет ни от каких препаратов. 3. ДАЛЕКО не все врачи - алчные бессердечные уроды в белых халатах, среди нас есть и нормальные.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ :

» В Ужгороде врачи отказываются лечить детей из цыганских семей

Медицинское обеспечение, образование, жилье и трудоустройство - почти 5 тысяч ужгородских цыган ежедневно сталкиваются с проблемами в...