Последние комментарии

  • Guest 17.03.2015 15:06
    Врачи Джанкойской станции скорой помощи обнаглели,если не сказать хуже.Мало того,что они не хотят ...

    Подробнее...

     
  • Guest 29.10.2014 16:26
    4 миллиона этого конечно мало а у нас в нижегородской области за то что врачи зарезали на родах и ...

    Подробнее...

     
  • Guest 20.10.2014 11:02
    Бедные наши соотечественник и! Никто не хочет лечить, спихивают больных друг другу и в частные клиники ...

    Подробнее...

Голосование

Сталкивались ли вы с безразличием и равнодушнием медперсонала?
 

Врачи 5 лет не признают свою ошибку!!!

 

18.07.2005г. в гинекологическом отделении Джанкойской ЦРБ мне была проведена операция "внематочная беременность , разрыв трубы ,серозная киста яичника." В послеоперационном периоде наблюдался потрясающий озноб с проливным потом, резкое снижение температуры тела до 35,4 с падением уровня максимального давления-70/40 тахикардия. В дальнейшем были отмечены ноющие боли в правой поясничной области , резкое уменьшение количества мочи. К вечеру поднялась температура тела до 39. Боли приняли постоянный ноющий характер. Несмотря на введение капельным путём изотоничекого раствора хлорида натрия, раствора Редгера, оттока мочи по катетеру не наблюдалось.

19.07.2005 г. самочувствие резко ухудшалось. Количество мочи в течении суток-150мл (олигурия) отмечалась слабость, одышка, вздутие кишечника, жажда ,сухость во рту, отсутствие аппетита, головная боль, боли в мышцах и в области сердца, сонливость, усиленная тошнота и периодически рвота. В связи с мучительной тошнотой, а также рвотой, врачом Виником Н.И. (Джанкойская районная больница), после утреннего обхода, было назначено провести промывание желудка и кишечника, а также приказал убрать и катетер, считая его причиной в уменьшении количества мочи. После промывания желудка и кишечника тошнота действительно уменьшилась, появился аппетит, однако самостоятельное мочеиспускание не наблюдалось. К вечеру , при первом самопроизвольном мочеиспускании , попытка осуществить его вызвала резкое усилие болей в уретре, вследствие чего я рефлекторно прекратила мочеиспускание. При мочеиспускании отмечалось выделение крови, а также она выделялась вне акта мочеиспускания. При попытке самостоятельно передвигаться я отмечала периодически резкие боли в правом боку с иррадиацией боли в нижние отделы живота. Ввиду возникших болей, медсестра попросила меня, больше без помощи санитарки не передвигаться и стараться больше находиться в кровати, а завтра о имеющихся болях она обязательно сообщит врачу.

20.07.2005 во время утреннего обхода врач Шевченко А.А. (Джанкойская районная больница),  стал упрекать меня: "Перестаньте нас пугать! У Вас ничего не может там болеть ! Обычное дело-операция. Была внематочная беременность, произошёл разрыв трубы. Удалили кисту на яичнике-(серозную). Всё что ненужное- убрали, всё страшное позади."Проигнорировав мои жалобы по поводу резкого уменьшения количества мочи, а также болей в правом боку, врач покинул палату.

21.07.2005г. состояние было прежнее: всё те же тупые боли справа, с иррадиацией в низ живота, выраженная слабость, сухость во рту, жажда ,отсутствие аппетита, нарушение сна.

22.07.2005г. врач Н.И.Виник, не выслушав до конца моих жалоб ,заявил мне:" вас нужно быстрее выписывать,а то вы слишком концентрируете своё внимание на разных ненужных вам вещах. Я уверяю вас .что в дома .в кругу семьи вы обо всём этом кошмаре забудете,.ведь не зря говорят " в доме и стены лечат".

22.07.2005г.без единой документации ,подтверждающей проведение операции по поводу внематочной беременности и резекции яичника, в связи с серозной кистой, я была выписана из гинекологического отделения домой.

23.07.2005г. я, почувствовала резкое ухудшение самочувствия: выраженная слабость боли в сердце, одышку, усилились боли в правом боку в связи с чем соседи вызвали скорую помощь на дом. В ходе опроса и осмотра, после выполненной ЭКГ (указывающей на аритмию), врач скорой помощи заметил ,что данные боли характерны для почечной колики. Учитывая что с права была удалена труба по поводу внематочной беременности , патология со стороны гинекологии была исключена, а данные симптомы не были похожи на приступ острого аппендицита. В результате врач посоветовал повторно обратиться в гинекологическое отделение и указать на имеющейся симптом почечной колики, дабы исключить возможность урологической патологии, возникшей при проведении гинекологической операции.

В течение долгого периода я неоднократно была вынуждена вызывать на дом бригаду скорой помощи ( а ещё чаще такси ) и с данными симптомами обращаться в приёмное отделение Джанкойской ЦРБ. Однако врачи гинекологи данные жалобы на боли в правом боку, иногда тупые, иногда типа почечной колики, боли в животе принимали то за спаечный процесс, либо за воспаление придатков, причём лечили, как им казалось с успехом.

С момента возвращения домой после проведённой операции, кроме болей в правом боку , я отмечала выраженную слабость, постоянную тошноту, отсутствие аппетита, головную боль, боли в мышцах, постоянную тахикардию и длительный субфебрилитет (температура тела -37,1-37,5 ), характерную бессонницу и резкое похудание ( в течение года - до 20 кг.).

10.09.2005г.я была по скорой помощи госпитализирована в гинекологическое отд. с симптомами острого живота, боли были на столько сильны, что напоминали внематочную беременность, а нарушение менструации давало лишний повод подтвердить данный диагноз. В целях более точной диагностики врачом А.А. Шевченко было назначено: выполнить исследование мочи с тестом на определение беременности. Однако несмотря на то, что тест был отрицательный, врач настоял провести выполнение пункции заднего свода влагалища. .Поскольку я согласилась проводить её без внутривенного наркоза , я заметила , что врачом было выведено (200 мл. ) жидкости по цвету похожей на мочу. Врач объяснил мне, что данную жидкость он направит на исследование в лабораторию, а в дальнейшим скажет и результат.

12.09 2005г. во время утреннего обхода Л .Л.Чебеляева (врач Джанкойской ЦРБ) , после расспроса заявила, что оставаться мне в отделении нет никакого смысла ,всё мол хорошо и меня собираются выписывать, но поскольку я не работаю, то выписка мне не нужна, а в амбулаторной карте она обязательно укажет о госпитализации и проведённом лечении, а также результаты проведённых исследований (пункция) .

Когда в 2008г. мне удалось заполучить амбулаторную карту на руки я увидела совершенно иную запись вместо обещанной, где Л.Л.Чебеляева указала, что "больная самовольно ушла из отделения ". Ничего не было указано о проведённой пункции.Также не было указано о проведённой раннее операции по поводу внематочной беременности, вместо неё было указано выполнение совершенно иной операции, по поводу якобы гематосальпинкса, в связи с чем якобы и была убрана труба (тубектомия). Однако в заключении гистологии диагноз гематосальпинкс почему-то не был подтверждён. И только одна единственная запись была указана врачом-гинекологом 15.08.2005г. «(во время очередного приёма по поводу сильных болей в правом боку и в низу живота)» свидетельствующая о проведении операции по поводу внематочной беременности.Да и сама врач была крайне удивлена тем, что на руках у меня не было ни одного документа, подтверждающего проведённую операцию.А так как я никак не могла припомнить название оперированной кисты, то врач отправила медсестру в архив за моей историей болезни. Ссылаясь на данный документ врачом была внесена запись в амбулаторную карту -- "18.07.05г. оперирована по поводу внематочной беременности и серозной кисты".

04.06.2005г.(за 1,5 месяца до операции) врач А.А.Мазур, не проведя предварительного обследования, не получив моего согласия произвёл мне аборт, по поводу маточной беременности. Однако после проведённого мини аборта по-прежнему оставалась умеренная тошнота, а неоднократно проведённые тесты на определение беременности указывали на положительный результат. На консультации 06.06.05г. врач А.А.Мазур проигнорировал данные жалобы, а 17.06.2005г.с резкими болями в низу живота, отдающими в задний проход, с симптомами острого живота, в сопровождении мужа(на руках) по скорой помощи я была доставлена в гинекологическое отделение.

Врачом А.А.Шевченко был также установлен неверный диагноз "нарушение менструального цикла. Аднексит", в связи с чем было несвоевременно проведено оперативное вмешательство по поводу разрыва трубы, ввиду внематочной беременности.

Таким образом, врачи неоднократно пытались скрыть допущенные ими промахи в результате халатного отношения к своим обязанностям и непрофессионализма.

С 2005г.по 2006г. я посетила много специалистов гинекологов, которые с усердием лечили гинекологические проблемы (спайки,аднекситы и т.д.) и не известно сколько бы это могло продолжаться если бы не возникшая желтуха. В начале, я с подозрением на вирусный гепатит была госпитализирована в инфекционное отд. Джанкойской ЦРБ. Однако при биохимическом исследовании крови по печёночной программе наблюдалось только увеличение билирубина, при нормальных печёночных ферментах, что исключало установленный ранее диагноз. В дальнейшем желтуха исчезла, но по прежнему оставался высокий билирубин в крови, в результате чего я была направлена в гастроэнтерологическое отд. КРУ "КБ им. Н.А,Семашко".Однако и там установить причину повышения билирубина не удалось, но чтобы хоть чем то обосновать моё пребывание в отделении, лечащий врач Т.А.Цапяк (гастроэнтерология РКБ Семашко) не дождавшись результата анализа крови (направленного на исследование в Германию) выставила мне диагноз - "Синдром Жельберта", после чего, несмотря на продолжающееся ухудшение самочувствия выписала домой .

03.10.06г. я получила результат анализа крови из Германии. С данным анализом я пришла на приём к хирургу М.Ю.Безуглому. На приём я принесла "дневник" (который вела во время госпитализации в инфекционном отд.). Выслушав мои жалобы и просмотрев дневник врач спросил:"Вы хоть одному врачу показывали эту тетрадь?Судя по описанию у вас проблемы с почками. Это даже подтверждают и анализы выполненные в Германии. Почечно-печёночные антитела в низком титре - что указывает прежде всего на проблему в почках которые отражают процесс и в печени. Да и анализ мочи от 02.10.06г. также говорит о воспалительном процессе в почках в связи с пиелонефритом (бактеурия, белок-0,066г/л).Вам нужен уролог.,,

Из мед.литературы я узнала ,что септицемия исходящая из органов мочевой системы,способна осложняться ЖЕЛТУХОЙ, в сочетании с тяжёлой почечной недостаточностью. Желтуха отражает локализацию септического процесса в печени. В тоже время многие функциональные печёночные пробы бывают нормальными. Желтуха быстро исчезает .Острая почечная недостаточность у таких больных протекает тяжело. В этих случаях гепатонефрит возникает как следствие острого пиелонефрита,который может привести к гнойно-некротическому поражению почек. При уросепсисе развивается гепатопатия-увеличение билирубина.

Всё это подтверждало неверно установленный врачом Т.А.Цапяк раннее диагноз"синдром Жильберта"и не своевременное лечение возникшего острого пиелонефрита, приведшего возможно к гнойно-некротическому поражению почек. Прояви она хоть немного со своей стороны внимания при опросе больного, то можно было избежать большинства проблем по поводу почек.

09.10.06г в результате ухудшения самочувствия (боли в поясничной обл.справа, нарушение мочевыделения, рвота, отсутствие аппетита), была госпитализирована в гинекологическое отделение Джанкойской ЦРБ. Несмотря на жалобы указывающие о нарушении мочевыделения, о тупых болях в поясничной обл. при наличии бактеурии,белка в общем анализе мочи указывающих в пользу острого вторичного пиелонефрита врач Мкртчян с большим энтузиазмом взялась лечить ею же установленный диагноз "Острый левосторонний аднексит" и это несмотря на то ,что боли были справа.

С трудом дождавшись того времени когда меня выпишут, я 23.10.06г.обратилась на консультацию к доктору медицинских наук, профессору Э.М.Шимкусу. После моих жалоб врач во весь голос раскритиковал врачей гинекологического отд. Джанкойской ЦРБ проводивших операцию в 2005г.: "Не я буду если эти с... что либо не так сделали! Моя воля не позволил бы и близко к операционному столу подходить. Ни лечить, ни оперировать не могут как надо!" Назначив мне лечение посоветовал мне в ближайшее время провести обследования.

После проведённой консультации,мне всё чаще вспоминались слова профессора, о его недовольстве по поводу гинекологической операции и тем больше склонялась к мысли о том, что проблемы возникшие со здоровьем нужно искать именно в ней.

Я, неоднократно обращалась с просьбой, чтобы мне выдали выписной эпикриз с протоколом проведённой операции в 2005г. Однако несмотря на все мои просьбы ни протокола, ни единого документа я не получила.

Поскольку врач гинеколог И.В.Лившиц после неоднократных , очередных исследований УЗИ в который раз заявил мне, что справа удалена не только труба, но и яичник я согласилась провести операцию лапараскопию, чтобы внести таким образом хоть какую-то ясность.

Оперативным методом был подтверждён спаечный процесс, хрон.аднексит отсутствие трубы и уменьшенный яичник (справа) в связи с резекцией серозной кисты.

10.04.06г. я была госпитализирована в нефрологическое отд. КРУ КБ им Н.А. Семашко в надежде на то, что данное обследование поможет мне найти причину ухудшения моего здоровья. Однако проведённое поверхностное обследование мало о чём говорило. Установленный врачом нефрологом С.И.Лопатиной (РКБ им .Семашко) диагноз"нефроптоз" и назначенное ею лечение соответственно данному диагнозу улучшения не приносило.

17.06.2008г. я приезжаю на консультацию к глав.врачу НИИ Урологии АМН Украины г.Киева В.И.Химич. Просмотрев рентгенологические снимки в/в урографии (выполненные в нефрологическом отделении), она заявила мне, что никакого нефроптоза у меня нет ,положение почек типичное, и снимки только лишь подтверждают ею сказанное. Выполненное исследование УЗИ в данном в институте урологии, ещё раз доказывало правоту её слов. В итоге врач направила меня к д.м.н. профессору В.А.Пирогову, который в свою очередь, ссылаясь на исследование УЗИ и мои жалобы, установил диагноз : "Нейрогенный мочевой пузырь", и предложил приехать на госпитализацию по поводу установления постоянного мочевого катетера с целью обследования и лечения данного заболевания.

15.09.2008г. я была госпитализирована в 3-е урологическое отд. НИИ Урологии г. Киева для прохождения обследования, а 24.09.08г. я повторно была госпитализирована по поводу лечения данного заболевания. После двух дней пребывания в урологическом отд. был установлен в мочевой пузырь постоянный мочевой катетер "фолея 20". Однако несмотря на это, во время усилившихся болей в поясничной обл.(справа более выражено) даже с помощью катетера было по прежнему нарушение мочевыделения. В течении суток количество мочи было-250мл, что указывало на олигурию, а в течение вторых суток и того меньше-120мл, что свидетельствовало уже о возникшей анурии и служило проявлением почечной недостаточности.

Нарушение со стороны здоровья проявлялось потерей аппетита, тошнотой,  рвотой, выраженная жажда, сухость во рту. Запор сменился расстройством кишечника с кровью и слизью, отмечено было и низкое давление 70/40, боли в сердце, одышку, сонливость и заторможенность.

Перепуганные больные, выбежав в коридор стали звать врача. Врач Р.В.Гуц,  войдя в палату стал кричать на больных за то, что те посмели поднять крик на коридоре, а затем, подойдя ко мне взяв меня за кисть руки (проверяя пульс), сказал: "Ты как всегда не вовремя..",и повернувшись к больным добавил: "Нечего подымать панику, у нас сегодня праздник-у директора института Возианова А.Ф. юбилейная дата -70 лет, так что не надо портить нам праздник",и попросив медсестру сделать в/м инъекцию но-шпы, после чего вышел из палаты. Выполнив указание врача, медсестра ушла. Дальнейшее я помню смутно, так как сознание на время было затемнено.

Только спустя через год, на приёме (19.10.09г.) у профессора Шимкуса Э.М. я узнаю, что данное состояние ( ссылаясь на предоставленные мною лабораторные данные и мои жалобы), врач расценит как проявление Ш О К А(септического) приведшего к развитию ОСТРОЙ ПОЧЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ и возникшего в виду атаки острого вторичного гнойного пиелонефрита.

Однако врач Кресан Л.А. поняв, что произошло, что причина вызвавшая нарушение оттока мочи заключается вовсе не в мочевом пузыре, а в препятствии, расположенном в верхних мочевых путях (мочеточниках). Учитывая то, что неверно установленный диагноз привёл к тяжёлым последствиям ( ШОК, ОПН, атакам острого гнойного пиелонефрита) в дальнейшим врач умышлено скроет наличие острого пиелонефрита, не указав в выписном эпикризе результата лабораторного исследования мочи (от 03.10.08г.белок-0,25г/л, лейкоциты и эритроциты - не густо всё поле зрения, эпителий переходной-немного и плоский эпителий много), который его подтверждал. Несмотря на развивающуюся ДИУРЕТИЧЕСКУЮ стадию ОПН (до 2,5л мочи в сутки),  которую называют критической ввиду того, что больной в это время требует не меньшего внимания, чем в период анурии, врач Кресан Л.А. не без участия глав. врача В.И.Химич, выпишет меня с отделения так и не оказав мне в полном объёме медицинской помощи 28.10.2008г. ввиду развившейся второй фазы ОПН--фазы ПОЛИУРИИ (до 4л в сутки),а также , повышения азотемии в крови, я была направлена в нефрологическое отд . КРУ КБ им. Н.А.Семашко.

Выслушав мои жалобы о проведённом в Киеве "лечении", врач Лопатина С.И , в дальнейшем предприняла все меры для того, чтобы скрыть патологию со стороны почек,  развившуюся в виду халатного отношения сотрудниками НИИ урологии. Назначенные ею исследования - проба Реберга для определении выделительной функции почек, была проведена с нарушением методики выполнения. А лабораторное исследование мочи (пробы Рейзельмана, позволяющая оценить способность почек концентрировать мочу путём измерения плотности мочи в течении суток), заставили усомниться в точности выполненного исследования, так как каждая порция мочи имела цвет воды, что указывало на низкий удельный вес. Однако результат выполненного исследования подтверждал обратное. Ежедневно контролировалось введение суточной жидкости, а также потеря её с мочой, а водный баланс ежедневно контролировали определением массы тела. В период увеличенного диуреза мною было утеряно до 4кг. массы тела. В виду развившейся гипокакалиемии, при снижении калия в крови, врачом был назначен препарат-калипоз (вначале по 2т.через день, а в дальнейшем по 2т. ежедневно).Доза препарата "канефрон" была уменьшена в двое, в связи с уменьшением их выведения из организма,из-за нарушенной функции почек.

Все вышеуказанные меры были предприняты с целью лечения ОПН, однако большинство из них врач, в выписном эпикризе не указала, исказив клинику заболевания, пытаясь таким образом скрыть халатность и непрофессионализм киевских врачей и несвоевременно оказанную ими мед.помощь.

22.10.08г. Выполненное исследование(проба Земницкого) на измерение плотности мочи подтвердит наличие низкой относительной плотности мочи во всех порциях, что характерно для диуретической ст. ОПН, подтвердив в свою очередь и то, что врачом умышлено были скрыты те последствия, возникшие из-за не своевременного оказания медицинской помощи.

22.09.2009г я повторно госпитализируюсь в 3-е Урологическое отделение НИИ Урологии АМН Украины и решительно настаиваю на проведении рентгенологического исследовании в/в урографии несмотря на то, что врач Л.А.Кресан была категорически против. Накануне перед выполнением в/в урографии у меня отмечалось лёгкое недомогание, (снижения аппетита, слабость, головная боль, метеоризм, умеренные тупые боли периодически типа почечной колики в поясничной области уменьшение выделения мочи). Данные симптомы указывали на развитие вторичного острого гнойного пиелонефрита. На фоне эндотоксемии выполненная ЭКГ указывала на недостаточность миокарда, что говорило в пользу развившегося бактериотоксического шока явившегося осложнением вторичного острого гнойного пиелонефрита 24.10.09г.была выполнена в/в урография с контрастным веществом. После выполненного исследования я направилась в палату, а через некоторое время в палату вошла Л.А.Кресан и заявила мне, что нужно капельным путём прокапать препарат лазикс, и видя, что я не соглашаюсь, объяснила, что это нужно для выведения контрастного вещества из почки поскольку своевременно оно не вышло.

Однако в выписном эпикризе в описании снимков врачом было указано, что"верхние мочевые пути контрастировались к 12 минуте! Мочеточники сокращаются, нормального диаметра, прослеживаются на всех уровнях." Что заставило меня усомниться правомерности описания ,поскольку функция почек при шоке ухудшается.

Приехав домой, я по месту жительства обратилась к врачу урологу А.А.Булыге. На приём к врачу я принесла снимки, выполненные ранее в НИИ Урологии, однако описание к ним не предоставила,объяснив это тем, что я его утеряла.

Направленные врачом снимки (от 24.10.09г.) на повторное описание врачу-- рентгенологу имели иное заключении в отличии от того, которое мне выдали в Киеве."На 12 и 40 мин. Повышена пневматезация толстого и тонкого кишечника. Контуров почки определить не предоставляется возможным. Левая -типично расположена чашечно-лоханочная система(лёжа). Функция левой почки прослеживается на всём протяжении. Справа контуры мочеточника прерываются" При описании врачом - рентгенологом снимка, описание правой почки-отсутствовало. Из мед литературы мне удалось узнать что "при обструкции мочеточника на экстректорной урографии всегда будет сохранена только функция не поражённой почки, а функция поражённой почки всегда отсутствует." Именно поэтому врач Л.А.Кресан назначала в/в лазикс, чтобы ускорить выведения контрастного вещества и уменьшить возможность его токсического действия на почки и печень. Именно больным с почечной недостаточностью после рентгенологических исследований назначают лазикс(20-40мг. в/в), после чего увеличивается кол-во.мочи. Выполненный анализ мочи на транспорт солей от 28.09.09г. подтверждал суточный диурез-3,5л.однако Л.А.Кресан категорически отказывалась указывать результаты данного исследования.

А также были искажены результаты исследования общего анализа мочи. Показатели наличия белка в моче были вначале 1.15л/г, но затем они были зачёркнуты,  было указано, что белка нет.

Действия врача Л.А.Кресан были спланированы скрыть истинное состояние моего здоровья, пытаясь, таким образом скрыть и причину, приведшую к ухудшению его.

Не старался что-либо объяснять и А.А.Булыга по поводу данных снимков, ведь на снимках была чётко указана ОБСТРУКЦИЯ МОЧЕТОЧНИКА, при которой всегда необходимо оперативное вмешательство-дренирование почки, поскольку вероятно развитие септического шока (который в данном случае и возник), того самого, который я перенесла в НИИ Урологии 02.10.2008г. смертность, при котором составляет-43%. В амбулаторной карте он так и не указал о наличии обструкции, а только указал о нарушении функции почек, пытаясь, таким образом, скрыть причину, послужившую в развитие вторичного острого ( обструктивного) пиелонефрита, а также и несвоевременное оказания медицинской помощи, в виду имеющейся урологической патологии лечащим врачом.

08.02.10г.я госпитализируюсь в урологическое отд. КРУ КБ.им.Н.А.Семашко с надеждой на то ,что мне удастся установить причину той обструкции указанной на урограмме(от 24.09.09г.). Однако и здесь мне пришлось столкнуться с массой лжи и лицемерия. В самом начале обследования врач.В.А.Чабанов категорически отказывался вносить в историю болезни жалобы о том, что проблемы со здоровьем начались после проведённой операции в 2005г., а также о развившейся в 2008г. Острой почечной недостаточности (ОПН), но даже, если что либо и указывал,то обязательно искажал суть изложенных мною жалоб. Во время выполнения рентгенологических исследований врач заставлял то прыгать,то приседать отказываясь объяснить столь непонятное мне действие, поскольку такой методики я не видела негде. Во время пребывания в стационаре у меня снова наблюдалось лёгкое недомогание: слабость, тошнота, жажда, а также боли в поясничной области, в животе и уменьшение количества мочи. Назначенный врачом препарат "канефрон" и указаные выше симптомы, говорили в пользу начальной, активной фазы острого вторичного пиелонефрита.

11.02.10г.во время очередных жалоб врачу на выраженное ухудшение самочувствия: озноб, слабость, головная боль, тахикардия и т. д., а также усилие болей в поясничной области, врач В.А.Чабанов, выдав мне историю болезни на руки, направил меня на повторную консультацию к гинекологу, которая в свою очередь, несмотря на мои жалобы по поводу уменьшения мочевыделения упорно доказывала , что данная проблема есть не что иное, как – кольпит, в результате чего, было назначено лечения по поводу якобы кольпита. А также в виду того,что в курс лечения входил антибиотик"ЦИПРИНОЛ" врач гинеколог,ссылаясь на то ,что её предупредил мой врач о проблемах в почках , уменьшила его суточную дозу в два раза. Всё это выглядело на столько неправдоподобно по поводу установленного ею диагноза, возникшего из неоткуда, что заставило усомниться в правомерности его установления.

Утром на следующий день я отнесла в лабораторию на исследование мочу , результаты исследования которого указывали (белок-0,099г/л, эритроциты-1-10 в п.зр.БАКТЕУРИЯ++ соли мочевой кислоты) на наличие вторичного острого гнойного пиелонефрита. Поскольку определение степени БАКТЕУРИИ в диагностике вторичного острого гнойного пиелонефрита (апостематозного) является наиболее ранним характерным симптомом ,то никакого сомнения не возникало теперь в том, что назначенный препарат ЦИПРИНОЛ, по поводу якобы гинекологической патологии--КОЛЬПИТ, на самом деле был назначен с одной лишь целью - для проведения антибактериальной терапии по поводу возникшего пиелонефрита.

ВЫМЫШЛЕНЫЙ ДИАГНОЗ - КОЛЬПИТ ЯВЛЯЛСЯ ВСЕГО ЛИШЬ "М А С К О Й ", под которой скрыто проводили лечение острого гнойного вторичного пиелонифрита (апостематозного),протекающего с уросепсисом.Учитывая частоту гепатопатий (увеличение билирубина) при уросепсисе,  врачом В.А.Чабановым был рекомендован

карсил - по 1т.- 2р в день, а также по этой же причине была уменьшена и доза ЦИПРИНОЛА ,в виду того,что при уросепсисе протекает на фоне почечной недостаточности , при которой следует осторожно устанавливать дозу препарата, учитывая его нефротоксичность. Профилактикой уросепсиса является быстрое восстановление оттока мочи при вторичном (обструктивном) характере апостематозного пиелонефрита, дренирование гнойных очагов в почке, связи с вероятностью развития септического шока и ОПН.

Таким образом, врач осознавал опасность данного заболевания и предвидел наступление опасных последствий,однако сознательно допускал эти последствия, пытаясь, таким образом, скрыть имеющиеся заболевания, а также и причину его возникновения, в связи с чем относился безразлично и в тоже время понимая, что совершаемые им действия причиняют вред моему здоровью.

Лечащим врачом В.А.Чабановым в истории болезни были указаны ложные данные об интервале времени выполненных урограмм при рентгенологическом исследовании(от 10.02.10г.) Первый снимок( в горизонтальном положении) был выполнен на 30мин. с момента введения контрастного вещества (в горизонтальном положении), а не на 10мин. как было указано врачом. Второй снимок (в горизонт.полож.) - через 3ч.с момента введения контраста, а не на 20 мин., как было указано, а интервал времени между 1-ым и 2-ым был 2ч.45мин.а не 10мин. Между выполнением 1-го и 2-го снимка, врач В.А.Чабанов попросил меня идти к себе в палату и выпить 0,5л. Жидкости, а затем вернуться на выполнение 2-го снимка.

Таким образом, врач умышленно внёс заведомо ложные данные о интервале времени, с целью скрыть правдивые данные о функциональном состояние почки. Обструкция мочевых путей определяется на более поздних урограммах (через 40-50мин, 1,5ч.и позже), что свидетельствует о значительном снижении функциональной способности поражённой почки, в связи с чем и была назначена уменьшенная доза препарата "ципринола".

Также отсутствовал результат общ. ан. мочи, вместо него был анализ мочи по Нечипоренко, которого я не сдавала, не было внесено заключение о проведении консультации профессора П.М.Клименко, где им было указано о интермиттирующей стадии ХПН (хронической почечной недостаточности)

12.02.10г. за разъяснением данной ситуации я обратилась к лечащему врачу В.А.Чабанову. В ходе беседы, я указала на грубые нарушения, допущенные им при проведении обследования, о внесении им ложных данных в медицинскую документацию, позволяющую таким образом исказить клинику заболевания, что не соответствует реальному состоянию моего здоровья и способствует неверному представлению моего заболевания, и приведёт к ошибке в диагностике самого заболевания.

Однако со стороны врача я увидела грубость, обвинение в том, что посмела смотреть историю болезни. "Моя ошибка в том, что я выдал вам на руки историю болезни. Но я постараюсь это исправить! "- заявил мне врач Чабанов (РКБ. Им Семашко Симферополь). Но больше всего его злило то, что я направила в лабораторию на исследование мочу, результат которого указывал на развитие вторичного острого гнойного пиелонефрита, и тем самым подтверждал неправомерные действия врача. Уже в конце самой беседы я спросила у врача, зачем он заставил меня во время исследования в/в урогафии пить воду, отправив меня в палату. На что врач мне ответил: "Я никуда вас не направлял и никакую воду не заставлял вас пить." Однако истинную цель действий врача я узнаю намного позже от одного уролога, который скажет, что данное действие врач принял для того, чтобы ускорить выведения контрастного вещества из почки, в виду скрытой функциональной её недостаточности и возможности развития ОПН, в результате токсического действия контрастного вещества, явившегося следствием НЕКРОТИЧЕСКОГО НЕФРОЗА ПОЧКИ. В Киеве для выведения контраста из почки -ввели в/в ЛАЗИКС,а в Симферополе- пить ВОДУ, разные по виду действия - но с одной и той же целью!

В виду неправомерных действий врача В.А.Чабанова ,я покинула урологическое отделение РКБ им Семашко (г. Симферополь), предупредив заранее его самого и младший медперсонал в устной форме.

22.02.10г.мною было направлено заявление к глав.врачу КРУ КБ им.Н.А.Семашко Е.С.Садогурской, в котором я указала о неправомерных действиях врача В.А.Чабанова, умышленно допущенных им в период проводимого им обследования,а также просила предоставить мне повторную госпитализацию и провести обследование надлежащим образом.

24.02.2010г.я была повторно госпитализирована в урологическое отд КРУ КБ им.Н.А.Семашко,надеясь на то, что у врачей найдётся хоть капля совести и они вспомнят то старое правило-прежде всего НЕ ВРЕДИТЬ!

Но правду кто-то сказал ,что "тот кто лжёт,тот не отдаёт себе отчёта в трудности своей задачи, ибо ему предстоит ещё 20 раз соврать, чтобы поддержать первую ложь."

Во время пребывания в стационаре уже с первого дня наблюдалась повышенная температура, тупые, ноющие боли в поясничной области, понижение аппетита, слабость, тошнота, жажда, познабливание. Во время утренних обходов, при осмотре лечащим врачом А.В.Садыговым , пальпация почек была болезненной, особенно справа, симптом Пастернацкого также был положительный с обеих сторон.

25.02.10г.повышенное мочевыделение-2650 л .(полиурия) сменилась 26.02.10г. резким уменьшением его до 400мл.(олигурия).Общее состояние значительно ухудшилось: боли в поясничной области приняли постоянный ноющий характер. Во время проведения в/в урографии я сообщила врачу о недомогании, однако врач заверил, что волноваться не стоит, результаты анализов спокойные.

Мою просьбу выполнить повторно исследование (мочи,крови,биохимический анализ), врач категорически отклонил. К вечеру поднялась температура, появились боли в животе, тошнота, позывы на рвоту. В 19ч.27мин я впервые за день помочилась (130мл).Моча была мутная со слизью. С 3ч. ночи и до утра я не могла уснуть из-за сильных болей в поясничной области и периодических ознобов с проливным потом.

На утро я отнесла в лабораторию на исследование мочу (70мл).Данные лабораторного исследования мочи показывали наличие лейкоцитов в небольшом количестве и высокую степень бактеурии и говорили в пользу возникшего вторичного острого гнойного пиелонефрита(апостематозного), при котором высокая степень бактеурии является наиболее ранним характерным симптомом и незначительная лейкоцитурия,так как

при апостематозном пиелонефрите в основном поражается кора почки.Апостематозный пиелонефрит представляет собой гнойно-воспалительный процесс, а при остром гнойном пиелонефрите, (особенно вторичном) при двухстороннем поражении присоединяются признаки почечной недостаточности. Полиурия на 1-2 день сменяется олигурией, ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ПЛОХИМ ПРОГНОСТИЧЕСКИМ ПРИЗНАКОМ, поскольку

в дальнейшем возможны такие осложнения как БАКТЕРИОТОКСИЧЕСКИЙ ШОК.

С результатом данного исследования мочи я обратилась к дежурному врачу О.В.Исаевой, указав о продолжающем нарушении мочевыделения, а также о болях в поясничной обл ,беспокоющих меня с 3ч.ночи. Однако со стороны врача никаких действий не было предпринято.

К вечеру боли в поясничной обл приняли характер типа почечной колики, повысилась температура тела (38,7). Быстро нарастала общая слабость, головная боль , боли в мышцах, тошнота, позывы на рвоту, сухость языка. В 18ч.15мин возник потрясающий озноб, после чего температура резко снизилась до (35,8), лицо было бледное и покрыто холодным потом, наблюдалась выраженная слабость, одышка, боли в сердце, тахикардия, метеоризм, сильно выраженная жажда, рвота. Температура тела снизилась ещё до( 35,5).В 20ч.30мин.больные вызвали медсестру и попросили позвать врача. Медсестра ушла за врачом,однако через некоторое время вернулась, но без врача,после чего выполнила в/м инъекции- лазикс, кеталонг, метоклопромид (назначенных врачом, которая не соизволила даже осмотреть меня ),медсестра покинула палату.

Наличие олигурии (230мл.мочи за сутки) указывало на развитие острой почечной недостаточности (ОПН), являющейся одной из самых грозных симптомом и осложнений при бактериотоксическом/септическом ШОКЕ. Уже в первые часы развития ОПН любой этиологии (при шоке,сепсисе) показано введение осмотических диуретиков (лазекс,фуросемид), поскольку они в определённой степени снижают опасность развития ОПН при шоке, сепсисе. Назначенный врачом препарат ЛАЗИКС свидетельствовал о возникновении ШОКА с признаками ПОЧЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ (ОЛИГУРИЯ) и апостематозного пиелонифрита, который протекал с уросепсисом, поскольку бактериотоксический ШОК является наиболее тяжёлой формой уросепсиса.

Однако врачами были приняты все меры, чтобы скрыть данное заболевание ,развившиеся в виду обструкции мочеточника.

Поскольку УЗИ выявляет расширение чашечно-лоханочныой системы при вторичном обструктивном характере апостестематозного пиелонефрита, врач категорически отказался принять во внимание УЗИ, выполненное мною перед госпитализацией, на котором и было показано расширение той самой ЧЛС, а вместо него направил делать повторно выполнить УЗИ , так как он уже договорился заранее с врачом -узистом. Надеяться на то, что данное исследование будет выполнено правомерно, была утопией с моей стороны. Оно значительно отличалось от того, которое я пыталась предоставить врачу.

Врачом также не была выполнена обзорная урография во время выполнения в/в урографии, которая при данном исследовании обязательна. Так как при апостематозном пиелонефрите на обзорной урограмме часто можно выявить отсутствие контура поясничной мышцы, увеличенные размеры почки., лечащий врач с целью скрыть данное заболевание, умышлено не выполнил в полном объёме назначенное исследование. А назначенная и выполненная в/в урография (05.03.10г.) с отстроченными снимками (45,960,90,120 мин.) только лишний раз доказывала о наличие апостематозного пиелонефрита и имеющейся обструкции, поскольку при обструктивном апостематозном пиелонефрите контрастное вещество или вовсе не определяется, или, (при частичной непроходимости ), появляется позже и это можно определить только на поздних урограммах (через 40-50мин.,1,5ч.и позже). Отстроченные урограммы всегда выполняют для определения уровня обструкции при гидронефротической трансформации почки -ГИДРОНЕФРОЗ.

Однако врачом необосновано был утверждён иной диагноз -нефроптоз, несмотря на то, что жалобы мои больше указывали на развитие гидронефроза. А когда я затребовала историю болезни, то была просто удивлена,так как все мои жалобы о которых я ему говорила ,были искажены, и совершено отличались от тех ,о которых я ему говорила и фиксировала в своём "дневнике", большинство из них были попросту вымышлены самим врачом А.В.Садыговым и все они в общем напоминали клинику -нефроптоза.

В записях врача О.В. Исаевой, которую я так и не смогла дождаться в палате,когда мне была очень плохо, врач указала что "больная была ею осмотрена, жалоб нету, самочувствии хорошее." Большинство результатов анализов были грубо исправлены, особенно анализ крови (от 26.02.10г.), где грубейшем образом показатели ЛИМФОЦИТОВ -12 было исправлено на - 22.,пытаясь таким образом скрыть имеющуюся лимфопению, поскольку при шоке лейкоцитоз исчезает и сменяется лейкопенией (которая была в данном анализе) и лимфопенией (показатели которой и были в данном анализе исправлены). При развившейся лейкопения одновременно происходит и снижение нейтрофилов в крови что приводит к возникновению нейтропении. Низкий уровень нейтрофилов часто сопровождает тяжёлое течение воспалительных и ГНОЙНЫХ процессов при остром или хроническом СЕПСИСЕ - тяжёлом заболевании, когда патогенные микроорганизмы попадают в кровь и беспрепятственно расселяются во внутренних органах и тканях, образуя многочисленные очаги и являются признаком ухудшающим прогноз тяжёлых больных. Удивляло и то, что СОЭ была в норме, так как при уросепсисе она всегда бывает повышенной. Более всего на острое воспаление и ГНОЙНЫЙ процесс реагируют увеличение палочкоядерных в крови показатели которого в данном анализе были увеличены.Не точные показатели были и в других исследованиях. Исказив результаты лабораторных исследований, врачом было скрыто наличие гнойного пиелонефрита ,протекающего с уросепсисом .

В описании снимков в/в урографии (от 26.02.10г.) врачом рентгенологом было указано что"контрастное вещество в мочевой пузырь поступило" Однако было непонятно каким образом доктор мог его там заметить, ведь для этого нужно было выполнить 3-ий снимок-заключительный. В описании снимков(от 26.02.10г.и от 05.03.10г.) врачом рентгенологом указывалось, что "функция почек прослеживается с обеих сторон", что не соответствовало действительности, ведь отстроченные снимки выполняют тогда, когда функция почки значительно нарушена, особенно при обструктивном пиелонефрите, поскольку, это позволяет определить уровень обструкци.А при вторичном апостематозном обструктивном пиелонефрите данная рентгенологическая картина отсроченных урограмм , кроме того, позволяет выявить и П Р И Ч И Н У возникшего заболевания.

За разъяснением по поводу ненадлежащего ведения медицинской документации я обратилась к зав.отд Е.В.Соболевой (отделение урологии РКБ им. Семашко, г. Симферополь), указав о несоответствующей записи О.В.Исаевой ,а также о неверном внесении моих жалоб врачом А.В.Садыговым.

Однако со стороны Е.В.Соболевой (заведующая отделением урологии Семашко) в свой адрес, я пробудила массу негодования, по поводу замечаний в адрес врачей. В оправдание их она указала, что данные записи врачей, как и мои жалобы, не имеют значения, поскольку диагноз нефроптоз уже выставлен.

Однако мне так и не удалось добиться того, чтобы в запись О.В.Исаевой были внесены мои жалобы, которые были отмечены мною на тот период.Были внесены всего лишь частично некие поправки, а в полном объёме они были только в моих "дневниках", которые я вела во время пребывания в стационаре. \

Именно с ним (дневником) я пришла на приём к профессору П.М.Клименко в надежде,что врач меня выслушает,так как ранее, побывав у него на консультации, у меня . сложилось о нём хорошее впечатление. Однако я здорово в этот раз была удивлена. Профессор даже не стал меня слушать,а мой дневник его мало интересовал. На приём к профессору я принесла часть документации, заключения других специалистов, но и это ему не понадобилось. Поэтому мне довелось молча сидеть и наблюдать ,как он вносит в мою историю какие-то заметки. В конце приёма я попросила профессора зачитать данную запись."Учитывая жалобы больной, данные рентгенологических обследований установлен диагноз - Правосторонний нефроптоз, хронический пиелонифрит, стадия ремиссии. Больной при настоянии (и выраженном болевом синдроме) показано оперативное лечение - нефропексия справа."После зачитаного им в слух его "сочинения", я указала ему о том, что для того, чтобы"учитывать жалобы больной" и "выраженный болевой синдром", для начала, ему нужно было провести опрос и осмотр той самой больной, что сидит у него в кабинете. А по поводу "хронического пиелонефрита, якобы

в стадии ремиссии" могу, указав на исследование мочи от 26.02.10г. подтвердить, что он давно уже в фазе активного воспаления, для которой характерно наличие БАКТЕУРИИ И ЛЕЙКОЦИТУРИИ, так как для фазы ремиссии характерно отсутствие этих признаков!!! А что касается "При настоянии больной показано оперативное лечения нефропексия-справа", то поэтому поводу могу заявить, что данного заболевания нефроптоз- у меня нет, и на провидение данной операции я не настаиваю!

Всё это привело профессора П.М.Клименко в жуткую ярость, после чего он мне заявил: " Я,сам знаю, что надо писать и как! " Правду говорят, что "рыба гниёт с головы".

Мне из мед. литературы удалось узнать, что оперативное лечение по поводу нефроптоза должно проводится только во время стойкой ремиссии пиелонефрита, не ранее 1-2 месяцев после активной фазы воспаления. А поскольку исследование мочи (от 26.02.10г.) указывали на активную фазу воспаления, то это говорило в пользу того, что данное оперативное вмешательство планировалось провести по поводу иного заболевания - вторичного острого апостематозного пиелонефрита, возникшего в виду обструкции правого мочеточника. Указывая ложные данные о "ремиссии пиелонефрита" профессор П.М.Клименко  таким образом пытался скрыть истинную цель оперативного вмешательства. Поскольку при выявлении апостематозного пиелонефрита требуется срочное оперативное вмешательство в связи из-за высокой летальности связанной с уросепсисом, то врачами умышлено было спланировано под маской ложного диагноза провести оперативное вмешательство, по поводу иного заболевания,

Все проводимые рентгенологические исследования по поводу якобы заболевания нефроптоза, на самом деле применялись с целью иного заболевания – гидронефроза, поскольку в диагностике нефроптоза выполнение отстроченных урограмм не показано в виду того, что функция почки при нефроптозе не нарушена. Поскольку при гидронефрозе лечение должно быть направлено на устранение причины, вызвавшей его, то ставало ясным то, что причина эта приобретена была во время гинекологической операции (в 2005г), и врачи с помощью данного оперативного вмешательства намерены были прежде всего скрыть не только верный диагноз, но самое главное причину развития гидронефроза.

После заключения профессора П.М.Клименка о наличие нефроптоза и рекомендованного им оперативного лечения, я, обратилась к зав. отд Е.В.Соболевой (больница Семашко, Симферополь, отделение урологии), с просьбой выдать мне на руки все снимки рентгенологических исследований, с целью консультации у другого специалиста, а также иметь возможность направить их на повторное описание к другому специалисту (врачу рентгенологу) с тем, чтобы иметь возможность удостовериться в правомерности установленного ими диагноза и выбранного ими метода лечения. Однако Е.В.Соболева категорически в данной просьбе мне отказала, сказав мне при этом, что данные снимки ни я ни, кто либо другой, их никогда не увидит. Нежелание выдать снимки на повторное описание ещё раз говорило в пользу того, что никакого нефроптоза у меня нет.

А тем временем не смотря на то, что я была против оперативного вмешательства ,врачи полным ходом вели к нему подготовку. Было назначено выполнить исследование-АНГИОГРАФИИ. В данном случае это исследование приобретает большое значение в тех случаях, когда необходимо определить объём оперативного вмешательства и характер предпологаемой РЕКОНСТРУКТИВНОЙ ОПЕРАЦИИ ПРИ ГИДРОНЕФРОЗЕ, что, в свою очередь, ещё раз подтверждало цель назначенного оперативного вмешательства. Однако от данного исследования я отказалась, прежде всего потому, что не была уверена в том, что получу его на руки, как и все остальные снимки.

На 15.03.10г. в 14ч.00мин. было запланировано проведение Консилиума врачей, в состав которого должны были войти специалисты : главный уролог, главный нефролог, хирург, невропатолог, психиатр, завотделением и лечащий врач. На данный консилиум обещали пригласить и меня, но было непонятно зачем на консилиум пригласили психиатра. Но поскольку я сомневалась в правомерности принятого ими решения по поводу дальнейших действий, я 12.03.10.г. обратилась к адвокату М.А.Белкину и заключила с ним договор о выполнении им юридической услуги, а именно: по вопросу присутствия его с моей стороны, как адвоката на врачебном консилиуме, на основании выданной ему мною доверенности.

15.03.10г. был подготовлен и зарегистрирован в канцелярии КРУ КБ им.Н.А.Семашко запрос о допуске моего адвоката М.А.Белкина на врачебный консилиум на основании выданной ему мною доверенности, а также с 13ч00мин. до 14ч.00мин. была проведена беседа моего адвоката с зав.отд. Е.В.Соболевой и глав.врачом  КРУ КБ им Н.А.Семашко Е.С.Садогурской по вопросу полноты обследования моего здоровья,  согласно установленному диагнозу,и по вопросу допуска его на врачебный консилиум, по вопросу состояния моего здоровья. Но, несмотря на все предпринятые меры, в допуске на консилиум ему было отказано, в связи с чем мною было составлено заявление в адрес глав.врача Е.С.Садогурской об отказе присутствовать на консилиуме в связи с отказом в присутствии на нём моего адвоката.

15.03.10г. по решению консилиума я была выписана из урологического отделения КБ им. Семашко, г. Симферополь. На руки мне был выдан выписной эпикриз, в котором были искажены показатели общ.ан.мочи (от 26.02.10г.), а именно: отсутствовали показатели в моче белка-0,099, бактеурии +++, слизи ++++,лейкоцитов (до 15 в поле зрения ). А также мне был предоставлен выписной эпикриз предыдущей госпитализации (с 08.02.10г. по 12.02.10г.), в котором также были искажены результаты лабораторного исследования общ.ан.мочи (от 12.02.10г.), в котором отсутствовали показатели бактеурии ++ и кристалы мочевой кислоты (в большом количестве),искажены показатели -лейкоцитов и эритроцитов (уменьшены), являющиеся подтверждением пиелонефрита в острой фазе .Мною также было направлено два заявления в адрес глав. врача Е.С.Садогурской выдать мне на руки снимки рентгенологических исследований и описание к ним, второе - предоставить мне копию заключения консилиума. Однако в данной просьбе мне было отказано.

13.04.10г. Я приехала в Харьковский областной клинический центр урологии и нефрологии им.В.И.Шаповала на консультацию к заведующему 1-го урологического отд. Леониду Григорьевичу Ушакову. Во время беседы с врачом я впервые скрыла то, что проблемы со здоровьем возникли после проведённой гинекологической операции. На приём к врачу я принесла всего лишь заключение одного исследования -реносцинтография ( от 09.08.2007г), в заключении которого указывалось о выраженном правостороннем пузырно-мочеточниковом рефлюксе. После просмотра данного исследования , ссылаясь на него, врач заявил мне, что у меня гидронефротическая трансформация почки, т.е. ГИДРОНЕФРОЗ. В заключение беседы врач предложил мне согласиться на проведение операции по поводу удаления почки, объяснив это тем ,что такая почка вызывает в организме интоксикацию, поскольку она поражена, а причина гидронефроза способствует развитию вторичных пиелонефритов.

Услышав такое заключение, я попросила врача провести в/в урографию, чтобы иметь возможность узнать ту самую причину послужившую развитию данного заболевания. В свою очередь,  врач Л.Г. Ушаков предложил более точный метод, чем в/в урография сказав, что компьютерная томография в данном случае будет лучше.В беседе с врачом я сказала ему ,что ранее выполняла рентгенологическое исследование с отстроченными снимками, которое утеряла вместе с описанием, на что врач в который раз с уверенностью заявил, что выполненное исследование ещё раз доказывает правоту его слов по поводу установленного им диагноза. Затем Л.Г.Ушаков в телефоном режиме обратился к врачу А.А.Алтухову и подробно обяснил как выполнить данное исследование. Однако выполнить данное исследование в этот день мне не удалось из-за его стоимости, в связи с чем мне пришлось повторно приехать (через 3-и дня).

16.04.10г. в Институте терапии им.Л.Т.Малой АМН Украины врачом А .А .Алтуховым было выполнено исследование КТ с контрастным усилением при наполненном мочевом пузыре, выполненная посредством внутривенного капельного вливания контраста, что, в свою очередь, способствовало более контрастному и чёткому изображению мочевых путей (мочеточников) на снимках. После выполненного исследования, с снимком, результатом и описанием я пришла на госпитализацию в 1-ое урологическое отделение в Харькове. Но зав.отд Л.Г.Ушаков как-то особо и не торопился меня госпитализировать. После просмотренных им снимков в его поведении было заметно , что врач что-то скрывает и недоговаривает. На мой вопрос, что обозначает ПЕРЕГИБ ПРОКСИМАЛЬНОГО ОТДЕЛА ПРАВОГО МОЧЕТОЧНИКА С РАСШИРЕНИЕМ ПОЛОСТНОЙ СИСТЕМЫ ПОЧКИ,врач так и не ответил, но всё время повторял, что мне нужно ехать домой и обратиться по месту жительства к своим урологам.

И всё таки мне удалось настоять на своём и 17.04.10г. я была госпитализирована в 1-ое урологическое отд.ХОКЦ урологии и нефрологии им.В.И.Шаповала.

Лечащим врачом был назначен В.Н.Демченко. Накануне перед госпитализацией перед выполнением КТ в виду данного исследования было выпито два литра жидкости в течение 1-1,5ч. Однако было отмечено уменьшение кол-ва мочи, появление болей в поясничной обл. К вечеру боли усилились и приняли постоянно ноющий характер. Наблюдалась общая слабость, тошнота, жажда, сухость во рту, повышение температуры тела-37,2. При госпитализации в урологическое отд. были выполнены лабораторные исследования общ. ан. крови и мочи. Результат исследования крови указывал на наличие ВЫРАЖЕННОГО ПОВЫШЕНИЕ СОЭ -30мм/час, увеличение палочкоядерных-9%,низкий гемоглобин-116. Нарушение мочевыделения, ноющие боли в поясничной области, результаты исследования крови (повышена СОЭ, палочкоядерные, анемия) подтверждали наличие вторичного острого пиелонефрита. Отсутствие изменений в моче указывало об обструктивной форме пиелонефрита, так как в данном случае для выявления бактеурии в моче исследование необходимо проводить несколько раз в течение суток ,так как она при обструктивном пиелонефрите ,определяется не во всех порциях. 

Биохимический анализ крови (от 12.04.10г.) указывал на повышение МОЧЕВИНЫ в крови 7,1мммоль/л.(при норме 6,5мммоль/л), что также в свою очередь подтверждало наличие имеющегося вторичного острого пиелонефрита, возникшего в следствии лоханочно- почечных рефлюксов и токсического воздействия на контралатеральную почку. Именно о таком токсическом поражении второй почки говорил врач Л.Г.Ушаков, предложив мне убрать оперативным методом поражённую правую почку, которая и вызывала интоксикацию и поражение левой почки.

В 12ч.15мин.ввиду уменьшения количества мочи, был установлен постоянный катетер (фолея) в мочевой пузырь с целью измерять количество мочи через каждый час. С вечера отмечалось ухудшение общего самочувствия головная боль, потеря аппетита, тошнота, жажда, сухость во рту, повышение температуры тела - 38,2, боли в мышечных суставах и лобных долях головы, возник озноб, сменившейся падением температуры тела до 36,2, а в дальнейшем  до 35,7.после чего бросило в холодный пот. Наблюдалась выраженная слабость, одышка, тахикардия. Боли в области поясницы усилились, а также в низу живота. Было отмечено с 17ч.15мин значительно резкое уменьшение кол-ва мочи (от 5 до 10мл в час) что указывало на развитие АНУРИИ и служило проявлением ОСТРОЙ ПОЧЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ. Развитие анурии и почечной недостаточности указывали на развитие бактериотоксического/септического шока, возникшего в результате продолжающегося нарушения оттока мочи из почки при существовании лоханочно-почечных рефлюксов

При ухудшении самочувствия я попросила медсестру вызвать врача, но мне ответили, что дежурного врача нет и из-за сильных болей посоветовали выпить обезболивающий препарат-кетанов. До двух часов ночи была выражена бессоница, а также была рвота.

18.04.10г. прежнее уменьшение кол-ва мочи сменилось резким её увеличением (до 200,100мл периодом до 350мл в час), что указывало о наличии ПОЛИУРИИ (до 2300мл.в сутки). Этот день был значительно хуже предыдущего. В 17ч.05м.было повторное повышение температуры, выраженная слабость, тошнота и неоднократная рвота, сильная головная боль, боли в мышцах, тахикардия, артериальное давление повышено 135/90.

Боли в пояснице типа почечной колики, неоднократные ознобы. Просила вызвать

врача, но сказали что доктора нет, однако из-за выраженного ухудшения вызвали лаборанта для забора крови ,а также отнесли мочу на исследование. Моча мутная, много слизи, со сгустками крови, на поверхности мочи стойкая пена, что говорило о наличии в ней белка. От болей в поясничной области приняла кетанов, но-шпу. От температуры ничего не дали, поскольку, как сказала медсестра, что лечащий врач ничего не назначал. Во рту сильно сушило, жажда, боли в мышцах, ломота в теле, ночью я с трудом уснула.

19.04.10г. Состояние оставалось по прежнему всё так же. Во время выполнения врачом рентгенологического исследования микционной цистографии, выполнить данное исследование не смогла из-за сильных болей. Из-за ухудшения самочувствия (поднялась температура -38, слабость, головная боль, выраженная жажда, сухость во рту и одышка) попросила врача назначить мне лечение, но врач, ссылаясь на результаты мочи (от18.04.10г.) сказал, что анализы в норме и меня уже завтра готовят на выписку из отделения.

Выдав мне историю на руки, врач направил меня на консультацию к невропатологу. На консультацию я не попала, но зато имела возможность ознакомиться с данным документом. Хотя знакомиться было не с чем, так как не было ни единой записи!!! Данный документ, а точнее в каком он виде был , после двух дней моего пребывания в этом отделении, я сняла на видео. Ни плана обследования, ни предварительного диагноза. В анализе крови (от18.04.10г.) отсутствовал показатель СОЭ, моча действительно была на удивление в норме .Биохимического исследования крови не было, однако так же было не понятно на основании чего, врач В.Н.Демченко в беседе со мною и с зав.отд. Л.Г.Ушаковым утвердительно доказывал, смотря при этом в историю болезни, что результаты биохимического анализа крови(креатенин+ мочевина) в норме, если результаты данного исследования отсутствовали!!!

Количество мочи в сутки в два раза превышало количество употребляемой жидкости( выпито-1700мл./ количество мочи -2850мл). Несмотря на то, что наказали вести дневник мочевыделений, сами его даже не смотрели. Поскольку никакого лечения не было назначено, состояние ухудшалось на глазах и с трудом верилось в достоверность результатов тех анализов, выполненных лаборантом от 18.04.10г.

20.04.10г. в отделении полным ходом готовили документы на выписку. Ни разговоры с заведующим отделением Ушаковым, ни с лечащим врачом Демченко не давали мне возможности убедить этих людей в том, что мне плохо! Боясь того, что в дороге домой я просто не доеду к нему, я, собрав последние силы в кулак, направилась на поиски лаборатории, чтобы направить мочу на исследование. С большим трудом я добралась до неё, поскольку была жуткая слабость и меня всю знобило. Но уже через некоторое время лаборант отдала мне результаты на руки сказав при этом, что они очень плохи(высокий белок-1,47г/л, Эритроциты 25-30, лейкоциты - на всё поле зрения, Слизи-много, ГНОЙНЫЙ ОСАДОК.).

Исследование крови выполнить не смогла - просто не хватило сил, хотелось поскорее лечь. Войдя в кабинет к зав.отд. (Харьковский областной клинический центр урологии и нефрологии им.В.И.Шаповала) Ушакову я положила ему исследования на стол и попросила назначить лечение, показав ему так же и дневник, в котором отмечала количество мочи за сутки, после чего врачом было назначено применение высоких доз антибиотиков, а также инфузионной терапии (амицин-3фл., офлоксин 2%-2фл.,ф/з натрия хлорид 9%-2фл.,реосорбилакт, спазмобрю, фуцис, моваликс, капельница-2 шт.),  применение которой было направлено на лечение острого гнойного пиелонефрита, осложнённого бактериотоксическим шоком, являющегося наиболее тяжёлой формой- уросепсиса. Использование РЕОСОРБИЛАКТА в сочетании с изотоническим кристаллоидным раствором НАТРИЯ ХЛОРИД 9%,в даном случае был применён,как компонент инфузионной терапии гемодинамических нарушений при гиповолемическом шоке.

Реосорбилакт применяют для лечения вызваных критическими состояниями сопровождающихся гиповолемией (Септический ШОК). При СЕПСИСЕ МОЧА ГНОЙНАЯ. Назначенная врачами массивная антибиотикотерапия подтверждала целенаправленное лечение ШОКА и острого ГНОЙНОГО ПИЕЛОНЕФРИТА.При остром гнойном пиелонефрите бактериотоксический шок протекает более тяжело,так как ФУНКЦИЯ ПОЧЕК, изменившихся под влиянием эндотоксемии, заметно нарушена в результате гнойного-воспалительного процесса. Ввиду этого доза антибиотиков должна определяться не только в зависимости от массы тела, но и от функционального состояния почек, особенно их концентрационной способности. ЭТО НЕОБХОДИМО УЧИТЫВАТЬ,ЧТОБЫ ИЗБЕЖАТЬ КУМУЛЯЦИЮ ПРЕПАРАТА И ЕГО ПОБОЧНОГО ДЕЙСТВИЯ.

Возникшая полиурия от 19.04.10г. ( за сутки 2850мл.) указывала на на понижение концентрационной способности почек и являлась признаком ПОЧЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ. Однако лечащим врачом ЭТО НЕ БЫЛО УЧТЕНО при назначении дозы антибиотиков, в результате чего, после в/в введения повторно препарата СПАЗМОБРЮ и свечей мовалис возникли побочные реакции со стороны органов зрения (резкое нарушение зрения)., а также тошнота и рвота, после чего я обратилась к врачу В.Н.Демченко по поводу данных осложнений. Но врач проигнорировал мои жалобы. В 11ч.30мин. врач Л.Г.Ушаков вызвал в отделение нефролога. После беседы со мной он ничего не объяснив ушёл, а спустя через некоторое время я увидела его на коридоре с Л.Г.Ушаковым. Врач нефролог в разговоре с Л.Г.Ушаковым сказал ему, что у меня ТОКСИЧЕСКАЯ НЕФРОПАТИЯ, но, заметив меня, беседу прекратили, после чего ушли вместе в ординаторскую. После в/в капельницы направили повторно на консультацию к невропатологу, выдав при этом мне историю болезни. По прежнему отсутствуют записи врача, нет описаний снимков, НЕТ РЕЗУЛЬТАТА АНАЛИЗА МОЧИ от 20.04. 10г. где был указан высокий белок, лейкоцитурия и гной, после чего я повторно сделала видеозапись данной документации свидетельствующей о халатном отношении лечащего врача к своим обязанностям.

21.04.10г.Повторно попросила назначить исследование крови, биохимический анализ ,мочи, а также посев крови, который является важным диагностическим методом при уросепсисе. Но в данной просьбе отказали, ссылаясь на результаты прежних анализов мочи, крови (от 18.04.10г.), а также и на биохимический ан.крови, результаты которого (по прежнему!) отсутствовали в истории болезни как и всё остальное.

Врач В.Н.Демченко снова настаивает на консультации врача невропотолога,а также и врача гинеколога. Всё это было похоже на сценарий на ранних госпитализаций (в КРУ КБ ИМ.Семашко), тот же невропатолог и гинеколог и не факт, что если бы я к нему сходила на консультацию, то был бы обнаружен им аднексит или сальпингоофорит. Поэтому ни на какие консультации гинекологов я решила не идти ,от чего врач В.Н.Демченко был недоволен. ЕЩЁ БЫ! От исследования УЗИ также отказалась в виду того, что была не уверена, что и оно будет правдивым.

Мне сказали,что завтра меня выпишут,несмотря на то, что состояние здоровья по прежнему остаётся таким же: слабость, разбитость во всём теле, низкое давление 90/60, бросает в холодный пот ,знобит, боли в сердце, ощущается сердцебиение. СДЕЛАЛА-ЭКГ(тахикардия) . По прежнему при каждом мочеиспускании выделяется большое кол-во (700,500,400мл за один раз) мочи, а в сутки 2900мл мочи. Моча светлая и напоминает цвет воды, что говорит о низкой относительной плотности мочи. Сегодня в который раз зав.отд. и лечащий врач требовали отдать им снимки КТ и описание к ним, но поскольку я была не уверена в том, что заполучу их обратно, отдать снимки вместе с описанием отказалась.

Я узнала, что токсическая нефропатия -это поражение почек при отравлении нефротоксическими и гемолитическими ядами, а также при ЭКЗОТОКСИЧЕСКОМ шоке. Проявляется синдромом ОПН и отмечается выраженными явлениями ОЛИГУРИИ. Диагностика данного заболевания основывается на клинической картине, наблюдениях за диурезом и на данных лабораторных исследованиях (мочевина, креатинин, белок в моче). Одним из ранних признаков токсической нефропатии является снижение диуреза до олигурии и анурии. Появляются боли в поясничной области. Исходя из выше описанного становилось понятным, почему врач в.А.Чабанов не хотел вносить в историю болезни данные и заключения консультативного приёма профессора П.М.Клименка ( от 09.02.10г.), где им было указано: "жалобы на боли в пояснице, периодическое повышение (полиурия) или пониженное (олигурия) выделение мочи до 300-400мл. в сутки".А также Э.М.Шинкусом, у которого я была на приёме (01.02.10г.) было рекомендовано вести "дневник мочевыделения", а именно "Учитывать сколько выпито жидкости и сколько выделено", а доза препарата КАНЕФРОН была уменьшена - по 1табл.- 3раза вдень (при норме-2табл. 3раза в день) в виду токсического его действия и имеющейся токсической нефропатии. Именно поэтому, по месту жительства врач уролог А.А.БУЛЫГА неоднократно пытался забрать у меня мою амбулаторную карту, в которой были заключения обоих профессоров П.М.Клименка и Э.М.Шимкуса. Именно с этой целью министр МОЗ АРК С.Г. Донич выдал мне направление в институт нефрологии в Киев сказав мне при этом, что у меня большие проблемы с почками, а профессор Э.М.Шимкус в свою очередь скажет:" У тебя там не нефроптоз,а другие проблемы. Почему они не оперировали тебя сразу? (имея ввиду операцию в 2005 году). "ВСЕ ЗНАЮТ О ИМЕЮЩЕЙСЯ ТОКСИЧЕСКОЙ НЕФРОПАТИИ , А В ДОКУМЕНТАХ ОБ ЭТОМ не указывают. Вряд-ли что об этом напишут и эти "оборотни в белых халатах", как всегда всё скроют. Для этого надо быть ВРАЧОМ,а не подобием.

22.04.10г.несмотря на то, что у меня ещё сохраняется недомогание ( слабость,  разбитость, температура тела 37,1, тошнота, познабливание - меня выписали с отделения!!!! Ознакомить с историей болезни и выдать её копию отказались, а также отказались принять и зарегистрировать заявления. После обратилась в лабораторию и попросила выдать мне копии всех результатов анализов мочи и крови.Выписывая результаты исследований , лаборант была крайне удивлена тем, что в результатах общ.ан.крови (от 18.04.10г) отсутствовал показатель СОЭ и лейкоцитов. Однако в истории болезни в данном исследовании я видела, что СОЭ также не было указано, но в графе лейкоциты показатели были-8,8!(в норме). Ссылаясь на результаты анализа мочи (от 20.04.10г.) и на предыдущий общ. ан. крови(от 17.04.10г.) лаборант сказала, что если учесть какие результаты крови были в начале, и результаты мочи в конце, то СОЭ должна быть значительно выше, чем в первый раз, а не отсутствовать. Лаборант даже не хотела давать копии данного анализа, поскольку считала, что выполнен он неверно, но я настояла на своём. Выписывая из журнала исследований анализов результат ан. крови от 17.04.10г.(в момент госпитализации) ,лаборант сказала:" Анализы очень плохие, они указывают что где-то идёт гнойный процесс", и была удивлена, что меня уже выписали. Копии биохимических исследований крови я не делала,поскольку не была уверена, что выполнены они добросовестно. В выписном эпикризе лечащим врачом В.Н.Демченко были искажены результаты многих исследований, что не соответствовало реальному состоянию моего здоровья. В результатах исследования общ. ан. крови (от 10.04.10г.) были занижены показатели СОЭ( вместо СОЭ-30мм/ч. была указана СОЭ-3мм/ч.), что не соответствовало действительности , пытаясь таким образом скрыть наличие гнойного процесса.

Результаты исследования крови от 18.04.10г. были и вовсе не указаны! В результатах исследования мочи (от 20.02.10г.) отсутствовали показатели ЭРИТРОЦИТОВ,которые на самом деле были до 25-30 в поле зрения. Было указано, что гноя немного, в то время как в действительности был гнойной осадок, составляющий до 1/4 объёма мочи (что в данном случае, также может указывать на наличие пионефроза протекающего с уросепсисом и гепатопатией), что могло бы служить ценным доводом в дифференциальной диагностике гидронефроза с пионефрозом. А также не была указано в полном объёме проводимое лечение. Не был указан ф/з раствор НАТРИЙ ХЛОРИД 9%, применяемый как метод инфузионной терапии который в сочетании с РЕОСОРБИЛАКТОМ применяют при ШОКЕ (септический),что в данном случае имело место.

Таким образом, исказив данные результаты исследований, объём назначенного лечения, лечащий врач В.Н.Демченко умышлено скрыл наличие возникшего шока, с целью скрыть и причину послужившую развитию его, в результате чего не оказал в полном объёме качественную мед.помощь.

Врач также осознавал опасность данного заболевания и предвидел наступление опасных последствий, однако сознательно допускал эти последствия, пытаясь таким образом скрыть имеющееся заболевание, с целью скрыть причину его возникновения, относился безразлично, в то же время, понимая что совершаемое им действие причиняет вред моему здоровью!

Во время пребывания на ж/д вокзале мне стало плохо, в связи с чем, мне пришлось обратиться в медпункт при вокзале, где мне была оказана временно мед.помощь( в/м инъекция метоклопромида-от тошноты, тахикардия- 23.04.10г. в 20ч.00 мин. снова , повторно повысилась температура тела 37,8, сильная головная боль, боли в мышцах, тошнота, рвота, тахикардия, жажда, небольшой озноб, боли в поясничной области, уменьшение кол-ва мочи, в результате чего я выпила антибиотик ГРАМОКС-А 500мг-2 капсулы +КАНЕФРОН-1табл.

24.04.10г.в результате продолжающегося ухудшения самочувствия я обратилась в Джанкойскую ЦРБ к врачу урологу А.А.Булыге, на приём к которому я пришла с дневником, который вела во время прибывания в стационаре 1-го урологического отд.ХОКЦ урологии и нефрологии В.И.Шаповала и подробно (с помощью дневника) рассказала о проведённом обследовании и лечении. После проведённого опроса, осмотра и выполненных лабораторных исследований Врачом был установлен диагноз "На момент осмотра у больной явления обострения хронического пиелонефрита. Уретрит?" В назначенном врачом лечении (уролесан,канефрон,5-нок,но-шпа,парацетомол) я обратила внимание на то, что препарат 5-нок был назначен в уменьшеной дозе(300мг.в сутки) вместо обычной( от 400мг.и более) я попросила врача объяснить мне, в связи с чем уменьшена доза препарата 5-нок.Однако врач отказался дать мне разъяснения по этому поводу. Но больше всего врача возмутило то, что я стала требовать ознакомить меня с амбулаторной картой 7219-(3), которая была оформлена в этот день у него на приёме. Нежелание врача ознакомить меня с амбулаторной картой заставило меня усомниться в точности и достоверности зафиксированных им моих жалоб.

Чтобы заполучить амбулаторную карту и ознакомиться с записью врача мне пришлось обращаться к главному врачу Джанкойской ЦРБ В.В.Василенко, и к прокурору по месту жительства, но все мои обращения были проигнорированы. Только после обращения на "горячую линию" по телефону 800507309, мне удалось получить на руки документ и ознакомиться с ним. Все мои жалобы(в большей части) были искажены и не точны. В дальнейшим мне удалось узнать, что "препарат 5-нок в уменьшенной дозе, назначают пациентам с нарушением функции почек, из-за его кумуляции в организме учитывая его нефротоксичность.", что ещё раз доказывало о нарушенной функции почек, в виду развившегося уросепсиса, протекающего на фоне почечной недостаточности. Однако врачом А.А.Булыгой не было указано о имеющемся нарушении функции почек и развитии вторичного острого ГНОЙНОГО пиелонефрита и уросепсиса. Более того, врач Булыга А.А. не указал о развитии начального явления болезни, не изложил подробно всех моих жалоб, отказался принять результаты лабораторных исследований крови, мочи (от 17.04.по 20.04.10г.), подтверждающие наличие вторичного острого гнойного пиелонефрита,что в свою очередь доказывало о умышленном сокрытии врачом, той причины послужившей развитию гнойного пиелонефрита в виду не своевременного оказания медицинской помощи из-за халатного отношения врачей.

Я также обратилась к врачу окулисту, по поводу возникшего резкого ухудшения зрения после применения препарата"мовалис","спазмобрю".Однако и здесь зав. глазного отд Джанкойской ЦРБ полный диагноз указывать отказался. В заключении им было указано "амблиопия обеих глаз", что говорит о развитии аномалии оптических свойств глаза, при которых человек не может видеть с детских лет. Но учитывая то, что жалобы на снижение остроты зрения появились после введения медпрепаратов, то в данном случае характерно развитие "амблиопии токсической", которая вызывается воздействием на организм некоторых лекарственных веществ. при котором происходит повреждение зрительного нерва.

27.05.10г. я поехала в ХМАПО на консультацию к профессору-урологу А.С.Переверзеву, который просмотрев снимки КТ (от 16.04.10г.) сказал мне, что данный перегиб проксимального отдела мочеточника является повреждением мочеточника, который возник в результате ПЕРЕВЯЗКИ МОЧЕТОЧНИКА ЛИГАТУРОЙ,.во время гинекологической операции.Это особенно часто происходит во время кровотечений требующих наложения лигатур,которые часто распологаются в близи от мочеточников,.манипуляция предпринятая только для устранения лигатуры обычно не приводит к благоприятному исходу.Это объясняется тем ,что ишемия стенки мочеточника в следствии его лигирования, вызывает тяжёлые некробиотические процессы, что в последующем приводит к рубцеванию и развитию стеноза или облитерации. Это в дальнейшем требует оперативного вмешательства, так как консервативное лечение рубцовой стриктуры мочеточника БЕСПЕРСПЕКТИВНО.

В беседе с врачом я упомянула о том, что мне был выставлен диагноз НЕФРОПТОЗ, в связи с чем было предложено оперативное вмешательство. Однако доктор категорически возразил по поводу данного диагноза: "Какой дурак вам мог сказать что у вас нефроптоз?С таким телосложением как у вас - нефроптоза и в помине не может быть."Однако врач отказался в письменном виде сделать заключение по поводу данной им консультации и в конце беседы попросил меня сжечь документы, собранные мною в течение пяти лет!

Причина такого решения заключалась в одном - документы подтверждали то, что в течение 5-ти лет врачи скрывали умышлено повреждение мочеточника и развившийся в последствии ГИДРОНЕФРОЗ.

В 2009г 11 ноября мне было выдано направление на консультацию к директору института урологии АМН Украины академику А.Ф.Возианову. Однако глав.врач института урологии В.И.Химич и зам.директора института урологии профессор В.А.Пирогов препятствовали мне в реализации моего права на консультацию, пытаясь таким образом скрыть неверно установленный ранее ими диагноз, приведший в дальнейшем к развитию ШОКА и ОПН.В течение года (с2009 по 2010г.) я обращалась в разные инстанции (к мин.МОЗ Украины, к Президенту Украины, в АМН Украины, к Президенту защиты прав пациентов и т. д.) с просьбой помочь мне получить консультацию у А.Ф.Возианова. Однако все мои обращения направляли в институт на рассмотрение и как ни странно, тем на кого я жаловалась.

09.12.10г. я приехала в г.Киев в институт урологии АМН Украины с надеждой на то, что мне удастся встретится с А.Ф.Возиановым.

Утром я увидела как в здание института урологии по коридору в свой кабинет направлялся сам А.Ф.Возианов. Держа в руках направление, я подошла к нему и сказала, что по вине его сотрудников я долгий период не могла попасть к нему на приём. В полном объёме побеседовать не удалось, так как врач торопился на запланированную операцию. Кратко я объяснила, что во время гинекологической операции был повреждён мочеточник, а врачи в течение 5-ти лет скрывали это. И только в апреле месяце этого года, выполнив исследование КТ ,удалось установить перегиб проксимального отдела мочеточника справа, возникший в результате перевязки мочеточника лигатурой при попытке остановить кровотечение во время операции. Всё это время я мучилась неоднократными атаками острого гнойного пиелонефрита, протекающего с уросепсисом с развитием ШОКА и ОПН, тупыми болями в правом боку и в поясничной области. В виду того. что врачи скрывали данное повреждение и своевременно не устранили его, развились осложнения - правосторонний рефлюкс и гидронефроз.

Я также указала и то, что была на приёме у профессора А.С.Переверзева .который в свою очередь устно подтвердил, что данный перегиб мочеточника произошёл в следствии его повреждения во время операции. В связи установлением данного диагноза мне показано оперативное вмешательство.

После проведённой беседы врач А.Ф.Возианов с целью оперативного вмешательства предложил мне с начала недели госпитализацию в урологическое отд. института урологии, а также и обследоваться по поводу возникших осложнений -Гидронефроза. Врач также был удивлён тем, что в течение года мне не удалось попасть к нему на приём и пообещал, что при госпитализации он обязательно уделит время и подробней выслушает меня.

Приехав на запланированную госпитализацию, мне повторно повезло увидеть А.Ф.Возианова, однако побеседовать с ним не удалось, поскольку врач снова куда-то торопился, но предложил подождать глав.врача В.И.Химич, которая должна была меня госпитализировать.

В дальнейшем я направилась в кабинет к глав.врачу В.И.Химич, которая выписала мне направления на госпитализацию во 2-ое урологическое отделение, однако в амбулаторной карте 2979 категорически отказалась внести заключительный диагноз" перегиб мочеточника" и лишь только внесла данные о наличии правостороннего уретерогидронефроза (?), вторичного пиелонефрита и НМП,(которого никто кроме врачей института урологии не подтверждает.).Но, что больше всего удивило, так это то, что при оформлении моей истории болезни вместо указанного правостороннего уретерогидронефроза был внесён правосторонний нефроптоз. Всё это вызывало недоверие и сомнение в том, что и в этот раз вряд-ли что измениться.

Беседа с лечащим врачом Д.В.Черненко, напоминала не беседу больного с врачом. Врач всё время навязывал мне необоснованный диагноз нефроптоз и все проблемы связывал с ним , в том числе и перегиб, и отказывался принимать к сведению выполненное ранее в 2009г. рентгенологическое исследование которое опровергало наличие нефроптоза, более того, данное исследование указывало на наличие обструкции мочеточника правой почки, и я указала то, что данное исследование было выполнено в самом институте урологии , а повторное описание подтвердило не наличие нефроптоза, а совершено иное заключение, которое врачи умышлено скрыли, исказив результаты описания снимков.

Во время беседы, врач Д.В. Черненко всё время прерывал мой разговор по поводу моих жалоб, в результате чего мне не удалось предоставить результаты исследования КТ(от 13.10г. ), подтверждающей наличие ЛОХАНОЧНО-ПОЧЕЧНЫХ РЕФЛЮКСОВ, которые в свою очередь играют важную роль в патогенезе гидронефроза (затекание контраста в паренхиму почек через своды чашечек в результате их нарушения целостности из-за высокого давления в почечной лоханке обусловленного в неё поступающей мочой). Большинство важных деталей было упущено из-за того, что врач не слушал меня, что является самым главным в беседе врача с больным. После беседы врач даже не провёл первоначального осмотра, который следует проводить в обязательном порядке всем урологическим больным. Врач Д.В.Черненко не предоставил мне ознакомиться с историей болезни, при этом всё время повторяя, что это его история и пишется она для врача.

Вместе с врачом, взяв снимки КТ, где был указан перегиб, мы направились в кабинет на консультацию к профессору В.В.Черненко, который не меньше, чем его сын стал доказывать правоту диагноза установленного его сыном .Смотреть этот спектакль я не захотела, и забрав снимки вернулась в палату. Но и в палате больные стали на сторону врача,и не удивительно, ведь как оказалось в дальнейшим они все являлись медработниками (врач-стоматолог, преподаватель в мед.институте и т. д.). Было понятно, что поселили меня тоже в "определённую медицинскую среду".

"Если говорить правду, то свидетели не нужны.",но для врача в данном случае они были нужны. Лечащим врачом не был предоставлен план дальнейшего обследования согласно установленному диагнозу, в результате чего, я была лишена возможности с ним ознакомиться и письменно выразить своё согласие на его проведение. Поэтому была крайне удивлена, когда медсестра сказала о подготовке к рентгенологическому исследованию. В виду неправомерных действий лечащего врача я написала заявление в адрес глав. врача В.И.Химич с просьбой заменить врача, провести надлежащее обследование согласно установленному диагнозу УРЕТЕРОГИДРОНЕФРОЗ, ознакомить с историей болезни и предоставить мне консультацию А.Ф.Возианова согласно направлению.

Но я не была уверена, что эти требования будут выполнены и поэтому, я лично утром направилась в кабинет к А.Ф.Возианову. Врач снова был занят, но пообещал, что в 09ч.00мин. он будет свободен и сможет меня принять. С самого утра (с 7часов) я не отходила от кабинета А.Ф.Возианова. В 08ч.10мин он вернулся в свой кабинет и к нему по очереди стали входить сотрудники института. Я терпеливо дожидалась назначеного мне времени. В 08.ч.30мин.в кабинет к А.Ф.Возианову вошла Глав. врач института В.И.Химич. Они долго о чём-то беседовали, затем оба вышли из кабинета и куда-то направились по коридору. Я продолжала ждать. В 08ч.55мин.по коридору к своему кабинету направлялся А.Ф.Возианов. Подойдя к нему я спросила у него:" Вы сможете меня сейчас принять?" В ответ услышала: " НЕТ!!!" Передо мной стоял совершено иной Возианов и было ясно и понятно, что таким он стал после проведённой беседы с главврачом Химич.Я была уверена, что эта беседа была обо мне. Но я не хотела так просто уходить, не поговорив с этим человеком. В кабинет к нему вошли двое мужчин, прилично одетые, наверно также были сотрудниками института. Я решила после них обязательно войти в кабинет к Возианову. Но где-то через 10мин. они все втроём вышли из кабинета одетые в пальто и было ясно, что они собираются уезжать с института и возможно на долго. И всё же я спросила повторно у А.Ф.Возианова: " Вы примите меня сегодня? Мне ждать Вас?" Повернувшись ко мне лицом А.Ф.Возианов мне сказал:"Ждать! До тех пор пока кровью мочиться не будешь!"а затем уходя добавил:" Жди меня и я вернусь." Последняя фраза вызвала громкий смех у его попутчиков и подхватив его он смеялся вместе с ними.

15.12.10г. я в виду того, что А.Ф. Возианов отказался предоставить мне консультацию, я направила заявление в адрес главврача В.И.Химич, где указала о том, что я решила покинуть отделение.

Уезжая домой я думала о том, сколько я потратила сил ,здоровья и средств чтобы попасть на консультацию до А. Ф. Возианова. " Патриарх медицины", "Хирург от Бога".(так называют его коллеги по работе ),имеющий много званий и наград,но не имеющий ни капли совести.

Правду кто-то сказал: "Есть много превосходных теоретиков, истинно "научных " медиков которые в практическом отношении не стоят ни гроша."

Долгих 5-лет я искала причину, явившуюся ухудшением моего здоровья, но вместе с ней я искала и врача, который не только в глаза но и письменно смог бы указать о ней. Правда помогла бы мне избежать всех тех проблем, возникших в результате небрежного отношения хирурга.

C.C. Higgins (1962г.) изрёк крылатую фразу : "Травма мочеточника является простительным грехом, но смертельным грехом является его недостаточная реконструкция."

Я окончательно убедилась в том, что на данный момент в Украине не осталось ни одного принципиально честного врача. От самого простого районного терапевта до академиков мед.наук , люди носящие звание врача стали не врачами, а бизнесменами , которые строят свой бизнес на горе других,на жизни других людей!!!!!

 

Помогите сайту VRA4I.PROIZVOLY.NET!!!ДОБАВЬТЕ СТАТЬЮ!

Комментарии  

 
#1 Guest 12.03.2011 02:00
трындец...одним словом...Я тоже не раз нарывалась на уродов среди врачей. И как они мне покалечили здоровье писать не хватит терпенья. Я чуть не осталась без обеих почек, в инвалидном кресле...и всё это отдельные ситории. Так же чуть не осталась астматиком. ВОобщем по чуть-чуть и всё это сейчас тяжким грузом лежит на моих хрупких плечах, каждый день в муках и надежде, что ИМ ВОЗДАСТСЯ....
 
 
#2 Guest 02.09.2011 17:19
Боже, как мне вас жаль!! :cry:
И жаль всю эту страну!
Жаль, что врачи такие сволочи сейчас(( Сама сталкиваюсь с такими уродами!!! 7 лет не могут поставить диагноз(((
ДА, надеюсь им воздатся !!! Очень надаеюсь!!

ЗДОРОВЬЯ ВАМ!!!!!!!!
 
 
#3 Guest 11.11.2011 19:08
мне спас почку Шимкус Э.М. я ему очень благодарна, но перед тем как он её спас тоже пришлось пройти "врачей" которые чуть не зугубили жизнь 17 летней девочки! Люди не обращайтесь и бегите от таких врачей как Лопатина и её дочь- нефрологи в 7 больнице г. Ситмферополь из за них я потеряла много времени и левую почку, в г. Евпатория вообще не обращайтесь к урологам...это безбожные алчные люди.
 
 
#4 Геннадий Иванович 10.03.2013 22:08
Готов помочь в получении качественного улучшения здоровья. Лучше общаться в скайпе.
С уважением, Геннадий Иванович
skype Lao_DzG
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ :

» Трагедия в Пикалево

Врачи не смогли спасти трехлетнего Максима Козырева.

» Докричаться до врачей

Трагический случай в Тернополе. Пенсионерка умерла в сильных муках, не дождавшись врачей. Полчаса женщина взывала о помощи у стен...

» Врачи Славянской больницы, по вине которых умер ребенок, предстанут перед судом

Уголовное дело было заведено в отношении двух врачейСлавянским межрайонным следственным отделом СКР по краю завершено расследование...

» Садогурская Елена Самойловна - главный врач РКБ им.Семашко

Садогурская Елена Самойловна - главный врач РКБ им.Семашко (Симферополь) до  2012 годавсячески препятствовала в вызове независимых...

» Радостина Любовь Ивановна - врач реанимации РКБ им.Семашко

Радостина Любовь Ивановна - врач реанимации РКБ им.Семашколечащий врач Виктора с 01.05.09-30.05.09убеждала в правильности постановленного...